Память о людях, а не о войне

528

Мне повезло, я прожил со своим дедом, воевавшим во Второй мировой войне, до своего уже разумного возраста. Я, как любой мальчишка, интересовался войной. Тем более дед на ней был танкистом. Механиком-водителем танка он прошёл на своей Т-34 от Твери далеко на запад.

Каждый год на 9 мая он приходил к нам в класс в медалях и орденах и рассказывал одну и ту же историю. Практически слово в слово. Мои одноклассники забывали её за год, а я каждый раз удивлялся – ведь это так интересно, почему нет никаких подробностей, например, «а они на нас, а мы им!». Он излагал основные факты: Калинин-Клин-Великие Луки, три контузии – трижды сносило снарядом башню танка и убивало командира. Всё. И потом, когда мы собирались семьёй за столом, под баян деда, никто никогда не говорил о войне. Помню только некоторые военные песни и глаза деда при этом полные слёз. Дед очень любил гулять по природе. И зимой, и летом. За балконом у нас текла Клязьма и дед гулял по её берегам. А когда отец подарил ему маленький “Олимпик”, приёмничек, работающий от “Кроны”, прогулки стали еще более долгими и дальними.

Дед любил бабушку. Называл её «моя Надюня». И даже когда она ругалась на него за то, что от него пахло алкоголем после получки на работе, он обнимал и целовал её. Дед любил свою дочь, мою маму, любил моего отца и когда тот приезжал, звал его «выпить по-лампадочке». А один раз, я был еще совсем маленький, они с папой стали бороться кто кого поднимет в воздух. И дед почти победил, но в конце концов отец изловчился, крепко обхватил его с руками за туловище и, наверное, целую минуту так держал. Дед любил меня. Так сложилось, что первые десять лет я жил у бабушки и деда. И дед учил меня всему. Как пользоваться отверткой. Как ездить на велосипеде. Как ловить рыбу. Он был мне примером во всём. Он учил меня быть честным и дышать полной грудью. Утром я забирался к нему в кровать, чтобы рассказать, что мне приснилось и узнать, что мы будем делать сегодня. А иногда он слушал непонятные и никому ненужные, как мне казалось, новости из приёмника и телевизора. И иногда, надев очки, заполнял бумаги на какие-то вычеты, как ветеран войны.

Дед любил жизнь, дед любил нас, дед не любил войну. Сейчас почему-то в память о дедах нам предлагают парады и память о войне. Я представляю, что было бы, если дед вдруг пришёл ко мне домой, и о чём бы он в первую очередь стал спрашивать. Про мой путь в жизни. Что для меня важно. Какие честными поступками я горжусь и на каких ошибках и чему научился. Какие люди мне встречались в жизни. Что я открыл для себя и какие выводы сделал. В каких странах я побывал и что там видел. Уверен, он не спросил бы ни о каких парадах. Настоящий бред делать из воевавшего поколения истуканов, достойных памяти только о войне. Они были обычные люди. Со своими желаниями, мечтами, любовью и ненавистью. И вряд ли кто-то из них отказался бы от жизни без войны. Но случилось так, как случилось, они воевали. И они победили. Довольно большой ценой. И за это им бесконечное спасибо. Но не надо думать, что их жизнь была только войной. И не надо вестись на эту подделку «парад победы = память дедов». Мой дед не был парадом. Он был любимым дедушкой. Живым и тёплым человеком. Я помню его таким.

Дмитрий Лаврик

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут