Жизнь, прерванная на форсаже. Памяти Виктора Мосолова

10695
SONY DSC

13 июня 1996 г. был убит мэр Жуковского Виктор Мосолов, которого многие называли народным градоначальником

Нет сомнений, что это было заказное убийство. Виктор Михайлович около девяти утра вышел из квартиры, направляясь на работу в мэрию, на улице его ожидал автомобиль с водителем. Но на лестничной площадке его подстерегал преступник, сделавший в упор несколько выстрелов.

Виктор Мосолов родился и вырос в Жуковском, любил его, чувствовал в себе силы поднять его из разрухи, представлял, как это нужно сделать и многое успел.  Его деятельность на посту мэра оказалось короткой, но она дала надежду на лучшее будущее города всему его населению. Его жизнь была прервана на форсаже.

Со дня гибели Виктора Мосолова пошло 24 года, и ежегодно 13 июня на Быковском кладбище почтить память народного мэра у его могилы вместе с родственниками собираются друзья, товарищи и все, кто хранит добрую память о незаурядном человеке. Не стал исключением и прошедший день 13 июня: более двадцати человек пришли к могиле с цветами, они делились воспоминаниями друг с другом, или просто молча перебирали в памяти былое. Пришли, чтобы вместе почувствовать атмосферу того времени, времени надежд.

Александр Рябов рос и дружил с Виктором Мосоловым с малых лет.

Мы – ровесники, наша история началась с детского сада, мы жили в одном доме, я жил на третьем этаже, а он на первом, и мы с родителями заходили за ним и вместе шли в детский сад, мы впереди, а родители позади. Потом мы вместе учились в школе № 4, сидели за одной партой, задней, как всегда.

Почему, «как всегда»?

Ну, мы же хулиганами были в школе. Потом вместе пришли в школу № 9, потому что в то время четвертая была восьмилеткой. Там мы учились в 9 и 10 классах, и мы были в первом выпуске школы № 9. Поэтому, наверно, почти не учились, потому что постоянно что-то привозили, и мы таскали то парты, то еще нужно было мебель, ящики куда-то нести. С Виктором мы вместе занимались боксом, и часто были спарринг-партнерами. Потом я поступил в Мурманское инженерно-морское училище, а Виктор попал на службу во флот, служил недалеко от меня и приезжал ко мне в гости в училище. А когда я закончил свои морские дела и пришел в ЦАГИ, то оказалось, что мы с ним сидим почти рядом, через два кабинета. Потом, когда Виктор организовал свой «Клуб неутомимых» в зале бадминтона, то пригласил в клуб меня. Тогда я тренировал телохранителей, и когда пошли разные разговоры об опасности, то я предложил: «Витя, давай я буду тебя охранять», но он отказался: «Нет, ничего не нужно».

Виктор с детства лидером был?

Да, начиная с детского сада. Большинство ребятишек были у него как солдаты. Мне это не очень нравилось, я старался быть сам по себе.

Но это вам не мешало оставаться друзьями?

Конечно, нет. В свое время я думал, что может все-таки Витя прав, потому что он пошел в эшелоны власти и может реализовывать свои мысли, изменять эту жизнь, как он себе это представляет. Но как-то жизнь быстро поставила все на свои места, и я понял, что невозможно быть в этой власти и сохранить себя – либо тебя убьют, либо ты будешь прогибаться. Так и произошло. После его смерти, я еще больше утвердился, что главные изменения в себе. И когда мы начнем меняться, тогда что-то может изменится вокруг.

Каким остался Виктор в твоей памяти?

Моим товарищем, веселым, энергичным, смекалистым парнем, немного авантюрного наклона, но это и позволило ему туда попасть. А должность мэра на наши отношения никак не повлияла. Для меня и других друзей он так и остался Витей. А сейчас я вижу сына, Мишу, и мне так хочется его назвать Витей – один в один».

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Выпускающий редактор. Журналистские расследования, рубрика "Перлы недели", происшествия, вопросы ЖКХ.