Наталия Филатова: «Так больше не хочется, так невозможно, так не интересно, так нет никакой отдачи»

    393

    Наталия Филатова, директор и художественный руководитель ШХИ «Полет» им. Т.Е. Селищевой поделилась впечатлениями от карантина, который прервал полноценное общение с детьми

    Во время карантина вы были дома, но, наверное, едва ли занимались делами домашними?

    Да, мы, преподаватели и наши дети, все это время работали «на удаленке», потому что дети занимались также, как и в школе. Это было очень непросто, заниматься удаленно такими предметами, как хор, фортепиано, сольфеджио.

    Например, как проходили занятия по хору?

    У нас были занятия в виде консультаций, вначале все дети зарегистрировались на нашей платформе в интернете, и каждому ребенку мы рассылали задания. Я брала произведение для разучивания, а детям заранее были высланы ноты, и я начинала им рассказывать подробно, по тактам и строчкам, где что нужно петь, как это нужно дирижировать. Концертмейстер проигрывала на инструменте, ребенок это слушал, я просила пропеть самому с инструментом, продирижировать. Мы разослали им концертную запись давнего исполнения этого произведения, а потом я принимала у них партии: каждый должен был выучить этот номер наизусть, пропеть и сделать запись его видио или аудио, у кого какие технические возможности были, и прислать его мне. Я прослушивала абсолютно всех детей, ставила им оценки за каждый номер, а потом, в конце месяца, мы выставили им четвертные. Таким образом за время карантина мы с концертным хором «Полет» выучили семь новых песен. По такой же методике другие преподаватели занимались со своими хорами, от «Капельки» до «Солнышко».

    Кроме того, дети сдали экзамены по фортепиано, а семиклассники –  выпускные экзамены по сольфеджио, по музлитературе. Как обычно, экзамены сдавались в два этапа, письменно и устно. А поскольку у 7-го класса по сольфеджио экзамен выпускной, то они присылали свои записи своему преподавателю, который рассылал их членам комиссии. Но нам очень повезло, что выпускной экзамен по фортепиано мы успели принять очно, в последний день перед карантином, потому что мы всегда его планировали перед весенними каникулами.

    Онлайн вы освоили быстро?

    Работа онлайн оказалась очень сложной, она потребовала такую большую нагрузку на преподавателей, которой мы не ожидали, потому что, практически, никакой технической базы у нас нет, у некоторых преподавателей дома даже нет интернета, и тем не менее, мы справились с онлайном очень достойно. Вчера у нас был педсовет, и я сказала всем преподавателям, какие они молодцы, вдруг оказавшись в таких «нечеловеческих» условиях, все смогли это сделать. Собрались первый раз с начала карантина, конечно, измерив температуру, в масках и перчатках, в большом классе, соблюдая безопасное расстояние. Нам нужно было сделать массу бумажных дел, связанных с окончанием учебного года. Вот так мы переживаем карантин и мечтаем, встретить, обнять и расцеловать наших любимых детей.

    В этом году у вас не было традиционного последнего звонка.

    Да, ужасно, что у нас не было выпускного для семиклассников, которых у нас 10 человек, и наш традиционный «последний» звонок не состоялся, а это безумно грустно. Мы обещали детям, что если в сентябре нам позволят начать учебный год, то «последний» звонок для выпускников мы проведем обязательно. Мы молимся, чтобы обстановка позволила нам нормально начать учиться, уже все хотят играть, петь, танцевать.

    Учебный год у вас завершился, и дети ушли на каникулы до сентября?

    Да, мы должны были в июле ехать на международный фестиваль в Италию, мы должны были, как всегда, весь июнь заниматься с детьми – ничего из этого не состоялось. Хорошо, что Италия перенесли этот фестиваль на тех же условиях на следующий год, в те же сроки. Хор «Вдохновение» должен был 26 марта ехать в Питер на международный конкурс, и тоже никуда не поехал.

    Ваши дети и в школе занимались онлайн, а потом еще у  вас в «Полете».

    Я считаю, что и они, и их родители – просто герои, для них всех это была огромная нагрузка, не знаю, как дети все выдержали.

    С начала самоизоляции, вам с преподавателями пришлось работать ежедневно и с утра до вечера?

    Когда в конце марта объявили карантин, ДК закрылся, всем нужно было сидеть дома, а у нас все ноты, все журналы и документы остались на работе. Но мы, благодаря современным средствам связи, все же смогли начать работать. Каждое утро шесть раз в неделю наш зам.директора в 9 утра передавала в министерство культуры отчет, сколько у нас было проведено уроков в день, сколько детей прозанималось. Для этого мы вели журналы, все было серьезно. Но так больше не хочется, так невозможно, так не интересно, так нет никакой отдачи.

    В магазины выходить, наверное, приходится?

    У меня мама живет на Лацкова отдельно, одна, ей 90 лет. Мы с мужем покупаем продукты и на машине ей привозим. Когда мы приезжаем, она надевает маску, и мы обе общаемся в масках. В магазины, конечно, ходим в масках и перчатках, и стараемся передвигаться на машине.

    Эта ситуация подвигла вас как-то по-другому оценить что-то привычное?

    Самое трудное для меня – отсутствие общения со своими детьми, они уехали на изоляцию в другой город, поскольку у них ребенок маленький, а там отдельный дом. Мы общаемся только по скайпу, по телефону, а это тяжело, когда все разрознены. И мы, наверно, научились еще больше ценить своих близких.

    Поддержи Жуковские вести!

    Подробнее о поддержке можно прочитать тут