Наедине с COVID. Реальная история, о том, как лечат коронавирус

15917

Как очередное ОРВИ оказалось коронавирусом, которое государство предложило лечить арбидолом

«Утром просыпаешься с болью во всем теле и сразу мысль: «Господи, зачем же я проснулась, лучше бы это все закончилось, – даже при воспоминании морщится Наталья Любченко, жительница города, переболевшая коронавирусной инфекцией средней степени тяжести. У нее до сих пор двусторонняя пневмония, но анализы на COVID уже дважды дали отрицательный результат, и, как считает сама Наталья, она уже вышла из крутого и опасного для жизни пике, демонстрируя устойчивую положительную динамику. Однако осадок от всего пережитого остался, поэтому она согласилась рассказать свою историю в надежде, что это поможет многим людям, потому что предупрежден, значит вооружен. Тем более, что ситуации с коронавирусом часто сравнивают с войной, только вот тылы подкачали.

Тогда я точно поняла, что это не ОРВИ

Наталье 43 года, и хотя первоначально считалось, что сорокалетние  в группу риска не входят,  она все же решила перестраховаться: «Я, наверное, одна из первых отнеслась к сообщениям о коронавирусе серьезно. И сразу самоизолировалась, как только этого потребовали. Я вообще очень законопослушный человек: сказали сидеть дома, я тут же так и сделала. Многие надо мной посмеивались. С 20 марта я уже носила маску и перчатки, у меня даже фотография в соцсетях есть». С 21 марта Наталья устроила себе  режим жесткого карантина: выходила только в магазин или в аптеку, благо все рядом. Однако полностью изолироваться не смогла по техническим причинам, так как живет в общежитии коридорного типа, где кухня, туалет и душ общие.

Практически через месяц, вечером 17 апреля, Наталья впервые почувствовала недомогание. Измерила температуру – 37 градусов. На всякий случай выпила на ночь «Терафлю», уснула, а утром проснулась и поняла, что болезнь накрыла полностью: температура 38, сильная головная боль и резкое жжение в глазах.  «Почувствовала резкую боль в животе, такое ощущение, что болели кишки, – рассказывает Наталья. –  То есть, такое состояние, что организм просто начал разваливаться, при этом никакого кашля на тот момент не было. Вот с утра 18 апреля и до начала мая у меня было состояние, которое трудно описать, это просто какое-то уничтожение организма, которое ты ощущаешь во всех красках. День начинался с температуры 37, потом она поднималась до 38,5, один раз она подскочила до 39, но потом сама опустилась на полградуса. При этом парацетамол хорошо сбивал температуру, но только до 37 градусов, ниже она не опускалась. Ломило все тело, вот вспомните, как это происходит при гриппе, а теперь умножьте в разы:  было такое ощущение, что просто взяли каждую косточку и раздробили, невозможно было пошевелиться, сразу пронзала резкая боль. Как будто катком проехали. Вот тогда я точно поняла, что это не грипп или ОРВИ».

А давайте попробуем Аквалор и Амбробене…

Через три дня, 20 апреля,  подруги вызвали скорую помощь, потому что Наталье становилось все хуже и хуже. Вызов приняли и сказали, что на следующий день придет терапевт. «Пришел молодой человек, фельдшер, у которого из средств защиты была только маска. Я удивилась, спросила, не боится ли он, вдруг это коронавирус. А он ответил, что бояться нечего. Просто меня послушал, сказал, что легкие чистые и поставил диагноз ОРВИ. Сатурацию мне никто не  измерял».  Пациентка пыталась сказать, что хорошо знает свой организм, и это точно не ОРВИ,  у нее даже при гриппе температура выше 37 никогда не поднималась, да и вообще она человек здоровый и болеет редко, то есть ситуация не типичная. «Это можно было заметить и по моему внешнему виду –  я была вся зеленая, потому что не могла есть из-за спазмов в кишечнике, – вспоминает Наталья. – Во рту появился белый налет, исказился вкус воды, она стала казаться настолько противной, что я не могла пить». Однако медик не стал  углубляться в историю здоровья пациентки, выписал  «Аквалор» – спрей для носа, «Номидес» – противовирусный препарат и «Амбробене»  – от кашля. После настойчивых просьб выписать антибиотик,  выдал рецепт  на  левофлоксацин. Сказал, что выписанные препараты надо пить три дня, если не станет лучше, то надо уже начинать антибиотик. А если и после этого лучше не станет, то предложил повторно вызывать скорую.

«Я начала пить и с каждым днем становилось еще хуже. При этом мне приходилось выходить в коридор и места общего пользования, но так как мне поставили ОРВИ, никто особенно и не беспокоился, о карантине даже речи не было. При этом у нас на этаже несколько человек заболели одновременно, просто переносили по-разному, у меня была, пожалуй, самая тяжелая форма. То есть, в один день четыре человека слегли с температурой».  Как вспоминает Наталья, она чувствовала такую слабостью, что трудно было до туалета дойти, не то что за едой или в аптеку:  «Если бы не моя подруга детства, которая в этом же общежитии живет, я бы, наверное, от голода умерла».

После того, как три дня без антибиотика динамика была негативной, женщина стала принимать антибиотик, после чего состояние еще резко ухудшилось, появился кашель и невыносимая боль в груди. То есть,  кашель появился только через неделю, затруднилось дыхание. «Кашель был такой сильный, что я себе «накашляла» невралгию, потом вызывали скорую уже по этому поводу, чтобы сделали укол» – вспоминает Наталья.

Через десять дней засомневались в ОРВИ

Вызвали врача повторно, приехал другой фельдшер. В этот раз измерил только сатурацию, слушать легкие не стал. «Я стала просить, чтобы меня госпитализировали, потому что мне очень плохо, даже расплакалась. Поймите, я  настолько устала от этого ужасного состояния, что стали суицидные мысли появляться, только бы все закончилось. Ведь у меня три недели круглосуточно  еще и болела голова, как при мигрени, причем не помогали никакие болеутоляющие». Однако фельдшер сказал, что госпитализации не требуется, при этом то ли для успокоения, то ли ради собственного удобства в процессе осмотра и разговора медик снял снял маску. Но все же  позвонил в поликлинику и назначил пациентке мазок на коронавирус. А перед уходом, раз выписанные препараты не помогают, посоветовал добавить азитромицин, чтобы пить два антибиотика. «После этого я поняла, что ждать пока мне поставят правильный диагноз времени нет, мы позвонили записаться на КТ платно. Нас записали только на 7 мая. Но потом освободилось место 28 апреля, и мы с подругой на свой страх и риск поехали. В этот же день ко мне пришли из поликлиники и взяли мазок».

На КТ у Натальи обнаружили двухстороннюю пневмонию и поражение легких – 32%, у ее подруги – 16%. «Мы сообщили об этих результатах в скорую, на что мне сообщили, что 32% поражения – это не повод для госпитализации. Хотя в новостях говорят, что от 30% – средняя степень тяжести и обязаны госпитализировать. Однако после этого ко мне стали ездить медики, приехала очень молодая девушка в маске и бахилах. Измеряла сатурацию, которая у меня была, кстати, 99%. Что-то меня спасло, может быть, потому что я всю жизнь занимаюсь спортом, легкие разработаны, явно это мне и помогло».

В день взятия мазка и исследования на КТ Наталье вызвали терапевта частной практики, потому что от рекомендаций фельдшеров становилось только хуже.  «Терапевт посмотрел на таблетки, которые мне выписали, все отменил, что логично, так как от них состояние только ухудшалось. Он мне выписал совершенно иную схему лечения, прослушал легкие, все рассказал. Ровно через два после того, как я начала принимать новые лекарства, мне стало лучше и я поняла, что выживу. Это доктор меня просто спас». Когда Наталья уже пошла на поправку, 4 мая, пришли положительные результаты анализов на коронавирус. После этого к ней  приехали уже в экипировке и с порога заявили: «У нас плохие новости –  у вас коронавирус». На что получили спокойный ответ пациентки: «И слава Богу, я уже это пережила, пошла на поправку, так что вы меня не расстроили».

Причинно-следственные парадоксы

Еще одно открытие «колективного бессознательного» – отношение соседей. Так получилось, что в общежитии болели многие, но кто-то не вызывал врача, у кого-то легкую форму списали на ОРВИ и не стали делать анализы. Только Наталья сообщила, что у нее подтвержденный ковид, при этом совершенно очевидно, что самоизолировавшись, она с большой долей вероятности заразилась в общежитии. И тут семья старшей по дому и уборщица устроили «чистку рядов» в отдельно взятом общежитии. «Они заливали дверь хлоркой  по несколько раз в день так, что невозможно было дышать. Ложась спать, я скотчем заклеивала дверь, чтобы запах хлорки не шел в комнату. Требовали не выходить из комнаты и не пользоваться туалетом и кухней, это было просто моральное уничтожение». Остальные молча наблюдали за этой видовой борьбой, хотя раньше все жили довольно дружно. То есть, общественники общежития не требовали от врачей госпитализировать тяжело больного человека, как и не требовали ввести карантин в общежитии, а со всей страстью принялись «добивать»  больную женщину, которая оказалась просто честнее остальных и стала такой же жертвой обстоятельств, как и все остальные. «Люди искали причину, и вместо государства, которое не смогло обеспечить их безопасность, этой причиной стала я, видимо, потому что ближе и слабее».

У вас COVID? Получите арбидол

На 17-й день болезни, когда при помощи частного доктора Наталья стала выздоравливать, ей вручили от государства две упаковки арбидола и одну гриппферона. «Все эти рассказы, что лекарства будут предоставлять бесплатно – миф, мне выписывали рецепты на лекарства, которые я должна была сама купить. Как и КТ за свой счет.  Через 2,5 недели я подписала бумажки, что принимаю лечение, понимаю ответственность и добровольно отказываюсь от госпитализации. При том, что арбидол – это не лечение, в общежитии даже после подтвержденного диагноза никто карантин не ввел, а лечение мне требовалось дней на 10 раньше, когда меня уверяли, что это ОРВИ. Меня поразил во всем формальный подход, то есть сделать надо, а как – уже не важно. Например, анализ крови могли приехать вечером брать, что довольно странно, ведь анализы сдают натощак и с утра».

Повторное КТ назначили на 8 мая. Приехала пассажирская газель, которая собирала больных с подтвержденным диагнозом по всему городу, и потом отвозила на исследование. Результаты  стали известны только 11 мая – 20% поражения легких, то есть пошла положительная динамика. 7 и 8 мая Наталья сдала повторные анализы на коронавирус и результат оказался отрицательным. «И только теперь, когда у меня есть отрицательные результаты по ковиду, меня берет терапевт поликлиники на долечивание. На мой вопрос, почему раньше врача у меня не было, ответили, что «вас 400, а нас 4».  То есть, по сути долечивают уже здоровых людей».  Остается надеяться, что до долечивания многие дотянут на собственном иммунитете, активности и тяге к жизни.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут