Дистанционное обучение: планировался прорыв, а оказался бардак

2466

Как дистанционное обучение вгоняет в стресс детей,  а также их родителей и учителей

Утро в обычной семье практически у всех начинается одинаково: разрывающиеся  школьные чаты, в которых кто-то обязательно не может зайти в аккаунт видеоурока, а кто-то не может найти материалы к домашнему заданию. При этом эффективность урока зависит от множества обстоятельств непреодолимой силы, например, от качества интернета у учителя и учеников. С младшими классами еще сложнее, после каждого такого  технического сбоя внимание у маленьких школьников тут же рассеивается, а о дисциплине в домашних условиях серьезно говорить не приходится. И это картина апокалипсиса при одном ребенке, а если их два, каждому нужен компьютер, и занятия проходят одновременно, любая квартира превращается в камеру пыток, как для родителей, так и для детей.

Детей отправили на дистанционное обучение с 23 марта, чтобы не подвергать их опасности заражения. Первые две недели пытались выполнять задания на рекомендованных образовательных площадках, в Московской области это были «Фоксфорд» и «Учи. ру».  На «Фоксфорде» в личном кабинете школьника сразу предупреждали, что сайт функционирует не в полной мере. Вскоре обнаружилась и еще одна проблема – в тестах некорректно учитывались ответы, из-за чего оценка необоснованно снижалась. Это привело к череде недовольства среди родителей, которые высказывали претензии к несовершенству площадок учителям, таким же заложникам директив сверху. С «Учи.ру» получилось еще более нервно: сайт просто не выдержал такого количества запросов и завис, при этом родители вместе с детьми, пытались достучаться в эту закрытую дверь несколько дней подряд.

В конечном итоге, такое дистанционное обучение стало занимать в два раза больше времени, чем обычно. «Образовывалась» вся семья: кто-то «взламывал» очередную рекомендованную образовательную платформу, кто-то делал вместе с ребенком домашнее задания, а потом специально обученный член семьи через школьный портал отправлял фото сделанного в тетради учителю.

К каникулам в начале апреля учителя, дети и родители подошли на грани нервного срыва. А пока они восстанавливали свою душевные силы, чиновники опять решили все переиграть и устроить он-лайн обучение, к которому, по сути, не готов был никто. Чтобы проводить занятия в Zoom, все-таки нужно учителям иметь определенные навыки, а родителям определенные возможности для технического обеспечения своих детей. Не в каждой семье есть компьютер, вариант использования Zoom на телефоне  – это такой походный вариант обучения, который просто не подходит для постоянной работы, не говоря уже о размере экрана. Первый понедельник работы с Zoom был очень эмоционально напряженным, такой гаммы чувств в школьных чатах я, пожалуй, не видела никогда. Минпросвещения на этот стон со всей страны дало обратную связь: министр Сергей Кравцов рассказал о трудностях собственной дочери, которая «также мучилась с он-лайн платформами, которые всякий раз зависали из-за перегрузки».

На второй неделе zoomизации накал страстей уже спал, однако напряжение осталось. А получение образование это по-прежнему общий процесс, в котором задействована вся семья. Дистанционное обучение стало занимать гораздо больше времени, и, несмотря на то, что дети не тратят времени на дорогу до школы и обратно, ни на что другое, кроме основного образования уже времени не остается.

Бывший директор школы № 13 Эльмира Фетисова считает, что в данной ситуации во время дистанционного обучения должен быть безоценочный образовательный процесс, потому что дети и так находятся в стрессовом состоянии. «Получается, в сложной ситуации, в которую мы все попали, взрослые отыгрываются на детях. Бросили всех на дистанционное обучение, к которому не готовы и многие учителя, и многие дети, у родителей которых просто нет возможности купить планшет или компьютер. А таких сейчас очень много. Школьники и учителя находятся в очень непривычном положении, они должны полностью перестроить подход к обучению, это очень сложно психологически. Школьникам  за это еще и ставят оценки, что является дополнительным фактором стресса. А учителя осуществляют колоссальную работу. Они являются  такими же участниками этого эксперимента, но еще и должны отчитываться за его результаты. Ведь можно на время обойтись без оценок, как в первом классе, а потом, когда все вернется на круги свои, тогда и продолжить традиционный образовательный процесс. Конечно, придется дорабатывать, но это и так неизбежно. Все признают, что ситуация необычная, но при этом продолжают предъявлять к детям такие же требования, как и раньше, ломая их психологически. На мой взгляд, родители сейчас в первую очередь должны быть помощниками своим детям, а не еще одним строгим учителем. Нам, взрослым сейчас тяжело, а представьте, как тяжело детям. Их надо поддержать, а не требовать и ломать. Это то немногое, чем мы можем помочь нашим детям».

В интервью газете «Коммерсант» министр Просвещения Сергей Кравцов рассказал, что «ключевая задача дистанционного обучения – обеспечить здоровье детей, учителей, родителей, дедушек и бабушек». Через месяц дистанционного обучения можно констатировать, что физическое здоровье сохранили за счет психического, причем всех вышеперечисленных участников образовательного. К сожалению, у нас не существует полутонов, и любое правильное решение обязательно идет в комплекте с «неликвидом».  Так и с дистанционным обучением, которое решили осуществить директивными методами.  В итоге вся эта шаткая конструкция, выстроенная на стрессе и нервах, простоит ровно столько, сколько ее будут поддерживать, сама по себе она пока нежизнеспособна, так как к ней никто не готов.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Выпускающий редактор. Журналистские расследования, рубрика "Перлы недели", происшествия, вопросы ЖКХ.