Испытатель, ушедший в небо

85 лет со дня рождения Николая Бессонова

1220

2020 год является знаменательным для целой плеяды выдающихся летчиков-испытателей, составляющих золотой фонд отечественной авиации. Имена этих бесстрашных людей хорошо известны как в нашем городе, так и за его пределами. К сожалению, многим испытателям не довелось дожить до старости, их жизни прервались в небе. Как говорится, летчики не умирают — они просто уходят в небо. 38 лет назад при испытаниях вертолета Ми-8 на аэродроме ЛИИ произошла трагедия. Жертвами стали два испытателя — Владимир Туровец и Николай Бессонов. В. Туровец погиб сразу, заживо сгорев в вертолете. А Николай Александрович Бессонов умер от инфекции спустя более чем месяц после аварии. На тот момент заслуженному летчику-испытателю СССР, мастеру вертолетного спорта было 46 лет. Всего месяца он не дожил до своего сорок седьмого дня рождения. В этом же году Николаю Александровичу могло бы исполниться 85 лет.
Родился Николай Александрович Бессонов 15 апреля 1935 года в Москве. С четырех до 10 лет проживал в Караганде. В 1959 году окончил Московский авиационный институт. В 1959-1962 гг. Николай Александрович был инженером в Летно-исследовательском институте. После окончания в 1963 году Центральной планерно-вертолетной школы ДОСААФ в Калуге работал старшим инженером конструкторского бюро. В 1966 году Николай Александрович окончил вертолетное отделение Школы летчиков-испытателей. 16 лет своей жизни посвятил испытательной работе в Летно-исследовательском институте. За эти годы летчик осуществил целый ряд важнейших испытаний на отечественных вертолетах, среди которых испытания нового винта на вертолете Ми-6, исследования максимально допустимых перегрузок на Ми-8, испытания методики взлета Ми-8 с передней стойкой шасси с целью сокращения взлетной дистанции в высокогорье, отработка транспортировки грузов на внешней тросовой подвеске при помощи двух вертолетов и другие. Николай Александрович летал на всех типах советских вертолетов, таких как Ми-1, Ми-2,Ми-4, Ми-6,Ми-8, Ка-25,Ка-26 и был командиром отряда. Герой Российской Федерации, заслуженный штурман-испытатель СССР Леонид Степанович Попов в своей книге «Страстная неделя», посвященной памяти летчиков, погибших при испытаниях, вспоминает и о Николае Бессонове: «Удивительная магнетическая сила была в этом человеке с серо-голубыми глазами, которые иногда поражали синевой, а могли подавлять таким сумеречным оттенком грозовых туч, от которого становилось зябко. Подстать были поднятые у переносицы и опущенные к уголкам глаз веки и брови, как у мудрого, много повидавшего льва из мультика. Лицо венчалось куполом лба, размеры которого природа спешила увеличить отступлением волос. Голову прямо и с достоинством несла шея, шириной почти вровень со щеками, усиливая ощущение мощи скрытой, духовной, недюжинной силы физической.
Мужество, сдержанность и истинное благородство, отличаемое по простоте общения с людьми, стоящими на невысоких уровнях социальной лестницы, глубокое и искреннее уважение окружающих – вот главные черты характера Николая Александровича Бессонова».
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 августа 1981 года Николай Александрович Бессонов был удостоен почетного звания «Заслуженный летчик-испытатель СССР». Увы, но эта заслуженная награда стала последней в жизни летчика, удостоенного ранее и звания мастера спорта по вертолетному спорту.
8 февраля 1982 года Николай Александрович Бессонов и Владимир Евгеньевич Туровец отрабатывали крайние режимы посадки на вертолете Ми-8. После выполнения трех режимов с обоими выключенными двигателям (на режимах авторотации с «подрывом») планировалось осуществление режима на «малом газе». И тут произошло непоправимое – Ми-8 упал с большим углом тангажа, его развернуло, а так как топливо не было отсечено, это, по-видимому, привело к сильному пожару. Леонид Степанович Попов в «Страстной неделе» вспоминает о трагедии: « В своей комнате методсовета, окна которого выходят на летное поле, Лида Богородская разговаривала по телефону, бездумно глядя на аэродром. Вдруг боковым зрением уловила она какую-то необычность в крутом снижении вертолета вблизи земли, потом движение выровнялось. На высоте 20-30 метров нос вертолета начал задираться, пока не достиг почти 30 градусов к высоте около 10 метров, продолжая «сыпаться», то есть проседать вниз. Удар хвостовым винтом о бетонку,.. подлет до высоты 5-7 метров сначала с левым креном, потом, при начавшемся вращении влево, перевалился крен вправо, вправо… вправо, пока лопасть основного винта не ударилась о землю и не переломилась легко, как спичка… Вертолет сделал еще оборота два вокруг своей оси и замер… в сотне метров от своего первого удара о землю хвостовым винтом…Тонюсенькая струйка белого дыма неуверенно качнулась над неподвижным фюзеляжем… Под ним широко расползалась керосиновая лужа… А потом…. полыхнуло… Не помня себя, забыв про телефон, кинулась Лидия в летную комнату, зацепив кого-то на лестнице, и только тут пронзительно закричала: «Скорее! Коля Бессонов с Туровцем горят!..» А глазам не верилось: должна же быть сирена тревоги – а ее нет… Полыхает огромным костром вертолет, лежащий на боку, прямо напротив КДП, прямо за самолетами истребительного отряда, звонят из командирской, что горит Бессонов, помчалась от подъезда санитарка с фельдшером, одетым не по-тревожному, а прямо в белом халате, а сирены – все нет… И все внутри противится признанию очевидного… А вот и сирена заключительным аккордом кошмарного видения… Да, теперь – все, круг завершился…» Владимир Туровец сгорел заживо, а Николай Бессонов, получив сильные ожоги 20 процентов поверхности кожи и ожоги дыхательных путей, был направлен в больницу. От испытателя скрывали гибель его друга и первое время Н.А. Бессонов после аварии шел на поправку, даже делал зарядку. Все изменилось, когда открылась страшная правда о гибели Владимира Туровца. По словам Леонида Попова: Это уже было не горе, а самоистязание. Сил выживать не стало. Дальше не помогало уже ничего: ни облепиховое масло, ни мумие от летчиков из Улан-Удэ, ни американские препараты, никакие новейшие методики, никакие консультации светил медицинской науки, ни круглосуточные дежурства женщин из вертолетной лаборатории в роли преданных и любящих сиделок».
Умер Николай Александрович Бессонов от инфекции сине-гнойной палочки 14 марта 1982 года. Похоронен на Химкинском кладбище в Москве.

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут