Как в одной из школ города вполне решаемую проблему городская власть превратила в неразрешимые противоречия, и из искры возгорелось пламя

«Мы проживаем на закрепленной за школой № 12 территории, на подготовительные курсы ходили именно в эту школу, — рассказывает свою историю Наталья, мама первоклашки. — Я сомневалась только в одном: стоит ли отдавать ребенка в школу в этом году, если семь лет исполнилось только две недели назад, или еще оставить в детском саду. Многочисленные знакомые, у которых дети учатся в 12-й школе, рекомендовали идти именно сейчас, потому что в этой параллели все три учителя младших классов сильные. О том, что будет набран четвертый класс, мы на тот момент даже и не подозревали. 1 февраля 2018 года в 1.40 ночи я зарегистрировала ребенка в первый класс 12-й школы, к которой мы относимся «по прописке» и увидела, что до меня регистрацию прошел уже 61 человек. В приказе, который вышел в первой половине февраля, было уже 96 человек, стало очевидно, что будет четвертый дополнительный класс. Однако нас заверили, что в нем будут учиться те, кто подаст заявление позже. Распределение по классам стало известно только 20 августа, и в дополнительный 1«Г» попали 15 человек из февральского приказа, в том числе, и мой ребенок. А за три дня до начала учебного года мы увидели класс, который нам определили из-за нехватки помещений в начальной школе, наполовину занятой театром ШЭСТ. Это оказался класс для занятий иностранными языками, площадью 37 кв. метров».
В сентябре Наталья перевела ребенка в другую школу, как она сама признается, «была возможность, и мы ее практически за хвост ухватили, запрыгнув в последний вагон уходящего поезда». Так же поступили еще несколько родителей, в настоящий момент из 27 учеников в классе осталось 22 ребенка. С первого родительского собрания 30 августа ситуация с каждым днем усугублялась, но не в силу объективных причин, а в силу системы, когда люди, принимающие решения, бездействуют, а все остальные разбираются с последствиями и конфликтами.

«Давайте расставим приоритеты в образовании»

В 90-е годы в период демографического провала городским школам вполне хватало помещений для размещения учеников, можно сказать, что их было с избытком. Поэтому в 1994 году театральная студия ШЭСТ, в которой занимались дети школьного возраста, открылась на базе 12-й школы, что было логично. Однако со временем микрорайон улиц Баженова, Федотова, Лацкова разрастался, застраивался, и к началу «десятых» количество учеников значительно увеличилось. При этом отсутствие стратегического планирования в сфере развития инфраструктуры привело к загруженности школ. Последние годы в 12-й школе вместо трех первых классов набирали четыре, что, естественно, требовало дополнительных помещений. Поначалу проблему решали, выделяя первоклассникам классы в крыле старшей школы, однако в этом году просторные классы закончились, и 1«Г» выделили класс для иностранных языков, который, по мнению родителей, критически мал для 27 первоклассников и не отвечает множеству требований. При этом родители узнали, что из всей параллели именно их дети попадают в такие условия, всего за несколько дней до начала учебного года. Возмущение родителей подогревал и тот факт, что в помещениях начальной школы около 300 метров занимает театр ШЭСТ, который представляет собой дополнительное образование. «Поймите, мы не против театра, но наши дети сейчас учатся в достаточно сложных условиях, в классе постоянно душно, дети все время, как мокрые мыши, — высказывает общую мысль одна из мам 1«Г» Дарья. — Я не думаю, что в Жуковском невозможно найти место для театра ШЭСТ, нужно все же правильно расставлять приоритеты. Мы не требуем невозможного, а всего лишь хотим, чтобы дети могли получать образование в нормальных условиях, которые гарантированы государством. Лично мой ребенок попал в эту школу «по прописке», мы реализовали свое законное право, а не зашли с «черного входа».
3 сентября родители учеников 1«Г» класса направили в администрацию города и губернатору Московской области обращение, в котором изложили сложившуюся проблему. В этом документе они указали, что помещение, предоставленное для обучения их детей, не соответствует санитарно-эпидемиологическим правилам и нормам. Во-первых, согласно п. 4.1.СанПин 2.4.2.2821-10, учебные помещения начальных классов должны быть выделены в отдельный блок, в то время как сейчас ученики этого класса находятся в блоке, предназначенном для обучения детей 5-11 классов. Рекреационного помещения (территории) и туалетов для детей 1-4 классов, расположенных в непосредственной близости к учебному помещению, нет. Во-вторых, по п. 4.9 СанПин площадь учебного кабинета, без учета расстановки мебели для хранения учебных пособий и оборудования, должна составлять не менее 2,5 кв. метров на одного обучающегося. А предоставленный кабинет — это всего 37 кв. метров на 27 детей. Также было отмечено отсутствие умывальной раковины и нарушение размеров проходов и расстояний между партами и стенами. По мнению родителей, «помещение настолько мало, что даже при систематическом сквозном проветривании помещение становится душным через 15 минут», открыть же форточку в классе во время занятий не представляется возможным, «так как они не находятся в сколько-нибудь удаленном расстоянии от наших детей». При таком положении дел часть учебных помещений, предназначенных для начальных классов, занимает театр ШЭСТ, относящийся к структуре дополнительного образования. «Уже много лет решается вопрос с выделением театру отдельного помещения и высвобождением занятых им помещений начальной школы под классы, – отмечается в обращении. – По информации директора школы М.С.Власовой и художественного руководителя театра Е.В.Жихаревой, в этом году для размещения театра предлагалось помещение по адресу ул. Гагарина, 85, но, к сожалению, вопрос не был решен». При этом родители в очередной раз подчеркнули, что хотят не только нормальных условий для обучения своих детей, но также заинтересованы и в развитии и процветании театра ШЭСТ. Требования родителей были предельно конкретны: максимально оперативно решить вопрос по выделению театру отдельного помещения, отремонтировать и вернуть занимаемые театром помещения ученикам начальных классов, в кратчайшие сроки решить вопрос о выделении помещения достаточной площади для учеников 1«Г» класса.

ШЭСТ здесь был исторически, или Хождение по инстанциям

«Начались многочисленные разговоры в школе и администрации города, на которых красной нитью проходило достаточно сомнительное утверждение — ШЭСТ здесь был исторически, войдите в их положение», при этом никто не спешил входить в наше положение, — возмущается Ирина. — Если уж на то пошло, то исторически в школе дети получают основное образование. Нам предлагали класс в 15-й школе, чтобы мы со своей учительницей проходили обучение там, но почему мы должны искать варианты, тем более, что у многих родителей старшие дети ходят в 12-ю школу». Негодование родителей вылилось в обращение в Министерство образования Московской области, Роспотребнадзор и Прокуратуру Московской области, которое подписали подавляющее число родителей. В них появился и дополнительный пункт — по мнению родителей, вход в театр является и запасным выходом из помещений начальной школы, а в настоящий момент ученики не могут им воспользоваться, так как вход в помещение театра со стороны школы закрыт.
Действия Управления образования администрации, помимо разговоров, свелись к неимоверному желанию локализации конфликта на уровне города. Родителей попросили написать повторное обращение в региональное Министерство образования с сообщением, что городские власти занимаются решением их проблемы. Ради конструктивного диалога родители подписали этот документ.
2 октября трое представителей класса попали на прием к главе города, и он, со свойственной ему прямотой, рассказал о своем видении ситуации, еще больше повысив градус эмоций в данной истории. В распоряжении редакции есть аудиозапись этого разговора, которая в очередной раз показывает, насколько далека власть от народа. Сначала Андрей Петрович рассказал родителям, которые долгие годы живут в этом районе, что в районе 12-й и 14-й школ висит множество объявлений о фиктивной регистрации за деньги, обозначив одну из причин загруженности школ. И лишь потом перешел к сути вопроса: «Сейчас заканчиваем реставрацию театра «Стрела», я предлагал Елене Владимировне Жихаревой вариант перемещения туда. Но пока это достаточно сложно. Два руководителя в искусстве, как и две хозяйки на кухне, — получаю противодействие с одной, и с другой стороны, не хотят объединяться. Мы нашли сейчас помещение, смотрим, влезет ли туда театр. Мне еще нужно убедить Елену Владимировну, что эти помещения ей подходят. Пока она не очень настроена, будем работать. Если все получится, то в течение года они переедут. Но нужен ремонт… Будем верстать бюджет, я предложу, чтобы какой-нибудь школе крышу не поменяли или окна, а выделим на ремонт для театра. И за этот учебный год сделаем. Хотя опять же, насколько я понимаю, театр ШЭСТ находится в 12-й школе с момента ее создания». Хотелось бы напомнить Андрею Петровичу, что библиотеки были в городе — с момента его образования, а цаговский лес — так вообще задолго до, однако это не помешало урезать и вырубить. И никакая историческая данность в тех случаях никого не волновала. По-видимому, дело не в истории, а в партийной идентичности: Андрей Войтюк и Елена Жихарева являются членами политсовета местного отделения «Единой России», в актив которой входят и множество сотрудников администрации. К этой же партии принадлежат и несколько директоров школ, включая Марину Власову. Поэтому то, что очевидно в одной ситуации, теряет свою очевидность в том, что касается «Единой России», и это неоднократно доказывала сама жизнь.

Елена Жихарева,
руководитель образцового театрального коллектива «ШЭСТ»

Мне сложно комментировать сложившуюся ситуацию, мы та сторона, которая однозначно страдает, потому что мы вынуждены покидать место, которое по кирпичику создавали 25 лет своими потом, кровью и нервами. Такой театр как наш — уникальное явление, 8 лет мы были федеральной экспериментальной площадкой Академии образования, а с 2010 года являемся экспериментальной площадкой Института художественного образования и культурологии Российской Академии образования Российской Академии наук. Поймите, я не хвалюсь, это просто факты о ценности театра. И при этом мы не можем ни на что повлиять: ни говорить о сроках переезда, ни требовать от администрации предоставить нам другое помещение. Но как я могу требовать это от администрации, если я вижу, что они этим вопросом уже озадачены. Я уже с представителями администрации смотрела три помещения. Но дело в том, что к помещению, в котором занимаются дети, существует множество требований от надзорных органов, а в школе они и так уже все соблюдены. Например, пожарная безопасность, контроль на входе, так называемая «тревожная кнопка» и др. А в помещениях жилого фонда этого ничего нет и нужно делать с нуля.
Наша жизнь сейчас кошмарна, у детей не было нормального лета. Мы не поехали в лагерь «Восток-2», потому что планировали переезжать в помещение бывшей детской поликлиники в МЖК, однако в последний момент оказалось, что город не может распоряжаться данным помещением. И сейчас этот кошмар продолжается, работать невозможно.
Да, 22 ребенка должны жить комфортно, с этим никто не спорит. Но почему при этом 100 человек нужно выгонять на улицу? Я чисто по-человечески не понимаю всей этой ситуации. У нас на фестиваль «Театральная завалинка» уже второй раз приезжает коллектив из Донецкой народной республики. В прошлом году на театральном ринге (такая форма общения после спектакля) ребят спросили: как влияет на их работу ситуация, прямо скажем, война. И руководитель очень просто и буднично ответил, что они уже не обращают внимания: «Мы не отменяем репетиции во время воздушной тревоги, один раз, правда, мы отменили репетицию, когда возле нашего здания убило 8 человек». Мне непонятны претензии 1«Г» класса. Когда я училась, нас было в классе более 40 человек, и все очень хорошо учились. У меня много друзей со степенями, которые писали докторские и кандидатские диссертации в коммунальных квартирах. Я считаю, что в школу приходят для того, чтобы учиться, развиваться, совершенствоваться. И вот этот быт, конечно, важен, но все-таки эта борьба за метры выглядит странно, наверное, в школе не это главное. Бытовые условия не гарантируют показатели в области образования. А тяга к знаниям не метрами измеряется. Ни помещение, ни метры, ни количество учебников способствуют духовно-нравственному развитию подрастающего поколения. У меня лично претензия к 1«Г» классу только одна — они создают невозможную атмосферу для всех. И, на мой взгляд, это проблема самореализации родителей.

«На особом контроле у меня»

На следующий день после встречи, которая закончилась словами Андрея Войтюка, что и так лишних пять минут поговорили, родители получили ответ на свое обращение за его подписью. Заявителям сообщили, что набор в школу проводился в рамках закона, так как желающих было много, было принято решение об открытии еще одного первого класса. 37 кв. метров для класса в 22 человека (за это время 5 детей из-за условий обучения перевелись в другие школы, — прим. автора) вполне достаточно, а запасной выход, о котором писали родители, используется только театром, у школы есть и другой выход при эвакуации. «Вопрос предоставления театру ШЭСТ другого помещения находится на рассмотрении и особом контроле у меня и администрации города, — сообщил в конце Андрей Войтюк. — При освобождении театром ШЭСТ помещений, в первую очередь освобожденные помещения будут предоставлены для дальнейшего обучения детей 1«Г» класса».
«Мы просили указать реальные сроки, ответственных за их исполнение реальных лиц, а получили дежурные фразы про то, что «все на контроле» из мизансцен Аркадия Райкина 80-х годов, — рассказывает Наталья, посетившая все встречи по данной теме. — Более того, ответ конкретизирует не сроки, а дает гарантию, что, если помещения освободятся, то их предоставят нашему 1«Г» классу, но это и не обсуждалось. Вопрос только в том, какая цифра будет стоять перед буквой «Г», когда наши дети будут учиться в нормальных условиях». Пока родители приходили в себя от удивления, смешанного с возмущением, им позвонили из Управления образования и попросили подписать письмо на имя губернатора, в котором сообщалось, что на местном уровне их проблему решают, не щадя живота своего.
10 октября родителям пришел ответ на их обращение от Раменского территориального отдела Управления Роспотребнадзора по Московской области, в котором заявителям сообщили, что по результатам проверки факты, изложенные в обращении, нашли свое подтверждение. На должностное лицо составлен протокол об административном правонарушении с назначением административного штрафа, а также вынесено предписание об устранении выявленных нарушений. В этом свете ответ администрации в стиле «все хорошо, прекрасная маркиза» выглядит еще более странным.

Марина Власова,
директор школы № 12

Ситуация в городе непростая, все школы переполнены. Наша школа достаточно востребована, об этом говорит даже тот факт, что за одну ночь 1 февраля зарегистрировались 90 человек. Четыре года подряд мы открываем по четыре класса. При этом школьный портал, на котором родители регистрируются, нас в какой-то степени исключает из этого процесса, я получила уже готовый список и выпустила приказ о зачислении в школу. Однако ни в одном нормативном документе, регламентирующем порядок зачисления, не прописано, что тот, кто первый зарегистрировался, тот пойдет в «А» класс, что должны распределять по времени подачи заявлений. Когда стало очевидно, что количество заявлений предполагает открытие четвертого класса, я обратилась в администрацию с просьбой предоставить помещение театру ШЭСТ, так как в школе образовалась острая нехватка помещений. Были планы по переводу театра в бывшее помещение детской поликлиники в МЖК, однако в последней момент выяснилось, что эти помещения не находятся в муниципальной собственности. А все списки первоклассников уже были утверждены. Я сказала родителям 1«Г», что это временная мера, и театр в течение года уйдет из школы. Но это не может произойти мгновенно, нужно найти помещение и подготовить его. Сейчас уже есть несколько вариантов, поверьте, администрация занимается этим вопросом. Мы все понимаем, что основное образование в школе в приоритете, с этим никто не спорит. Я готова и дальше обращаться в администрацию по этому вопросу, чтобы родители знали, как продвигается вопрос. Мы сделали в этом классе косметический ремонт, закупили новые парты и стулья, чтобы максимально улучшить существующие условия. 25 октября я написала официальное обращение в администрацию, как меня просили родители, потому что готова идти навстречу, так как конфликты точно не способствуют процессу обучения, от этого уже безумно устали все. Я призываю всех попытаться отключиться от эмоций, которые сейчас зашкаливают, попробовать отмотать ситуацию немного назад и начать разумный конструктивный диалог. Возможно, все мы в эмоциональном запале совершили ошибки, которые вместе сможем исправить, но для этого мы должны начать слушать друг друга и работать в конструктивном, а не деструктивном ключе.

Сам себе цугцванг, или Мастер- класс как устроить коллапс в отдельно взятой школе

«Ситуация возникла еще до начала учебного года: сначала нам говорили, что ШЭСТ переезжает в МЖК, а потом вдруг все сорвалось, якобы администрация не знала, что это помещение не в муниципальной собственности, — рассказывает папа ученика 1«Г» Алексей. — Я, правда, до сих пор не понимаю, как чиновники не знали, какой собственностью они могут распоряжаться, а какой нет. И, в конечном счете, наших детей разместили, можно сказать, в чулане, где они и должны учиться».
Возможно, эта история сложилась бы совсем по-иному, если бы администрация города не действовала по принципу «авось, само рассосется». Открытость власти давно стала бесполезным лозунгом, который используют только в отчетах и презентациях. Зная, что количество первых классов увеличится, стоило бы заявить об этом публично, как и о том, что в связи с этим рассматривается вопрос о переезде театра ШЭСТ, и какие есть варианты. А не делать хорошую мину при плохой игре и замалчивать проблему, чтобы она вскрылась с эффектом разорвавшейся бомбы. Причем именно таким образом, чтобы люди почувствовали острую обиду, когда их несправедливо обделили. «20 августа вывесили списки по классам, и я узнала, что мой ребенок в каком-то дополнительном классе, хотя живем на территории, прикрепленной к школе, — рассказывает Мария. — При этом в других классах учатся дети, не имеющие регистрации в нашем районе. По поводу класса, точнее его площади, мы вообще узнали за несколько дней до занятий. Все разговоры остаются разговорами, потому что ШЭСТ обещают перевести в другое помещение не первый год. В связи с этим мы и требуем официального ответа с конкретными сроками».

Благодаря тому, что городские чиновники ложно истолковывают не только свои должностные обязанности, но и принципы взаимоотношений власти и общества, каждый следующий ход только усугубляет ситуацию. На вполне разумные требования официальной бумаги с реальными сроками переезда театра из здания школы, администрация считает возможным отписаться про «особый контроль», который в наших реалиях заменяет избитое «зайдите на недельке». И пока в 12-й школе после этого административного перфоманса все ломают копья, теряют нервы и тратят время на постоянные разбирательства, не имея никаких ресурсов для выхода из этой ситуации, администрация с невозмутимым спокойствием ждет, когда само рассосется. Однако от шаха и мата такая тактика еще никого не спасала.

На сегодняшний день никакого официального ответа от администрации города с указанием реальных сроков решения вопроса представителям родителей 1«Г» класса так и не пришло. Ситуация в школе № 12 стала «бомбой замедленного действия», которую чиновники самостоятельно смастерили, и с маниакальным упорством пытаются спрятать в начальственных кабинетах. Однако, если и дальше ничего не предпринимать, механизм может сработать в любой момент.

Поддержи ЖВ

Каждый материал выходит в свет благодаря вам, жуковчанам, которым небезразлично, что происходит в городе, и которым нужна журналистика, а не пропаганда. Это наш с вами совместный проект, который мы будем делать для города и горожан, во…

Подробнее о поддержке можно прочитать тут