В ЖВ №4 от 4.02.2020 г. была опубликована информация «Больной помочь не удалось», поступившая из ОМВД Жуковского. В ней сообщалось, что 2 февраля при транспортировке в Москву скончалась тяжелобольная 8-летняя девочка. Она находилась в реабилитационном центре «Дома милосердия» фонда «Русская береза» и перевозилась на лечение из Жуковского в Москву, в Морозовскую больницу. Короткая заметка вызвала неоднозначные комментарии в соцсетях, вызванные, прежде всего, незнанием сути работы «Дома милосердия», проекта фонда «Русская береза». Корреспондент ЖВ встретился с сотрудниками «Дома милосердия».

Ангелина

Фонд «Русская береза» был создан в июне 2005 года для помощи малоимущим и многодетным семьям с целью профилактики социального сиротства, то есть ситуации, когда ребенок при живых родителях оказывается в детском доме, причем не только в Жуковском, но и в других регионах России. Как рассказал руководитель отдела развития фонда Сергей Гарнаев, сейчас в России у 85-90% детей, находящихся в детский домах, есть родители. Главной из причин этого является трудное экономическое положение семей, когда у родителей постоянные проблемы, им нечем кормить ребенка, нет одежды и вещей первой необходимости. «Если посмотреть, сколько детей по окончании пребывания в детдоме нормально социализируются в обществе, то оказывается, что только один ребенок из десяти обретает жилье и работу, — рассказывает Сергей. — Еще 5-6 детей из десяти будут признаны недееспособными по разным причинам и останутся в интернате, двое могут спиться, а один — оказаться в тюрьме. В Москве ситуация немного лучше, в регионах — хуже. По достижении 18 лет юношам и девушкам после детдома государство должно предоставить жилье, но этого, как правило, не происходит. Их ставят в очередь, в которой они могут простоять всю сознательную жизнь, и молодые люди оказываются предоставлены сами себе, без жилья и в поиске работы».

Владислав

Фонд «Русская береза» был создан, чтобы помогать семьям, которые еще не распались, оказывать им материальную помощь, и таким образом предотвращать передачу детей в детдом. Помогаем сейчас в сборе ребенка в школу, продуктами, одеждой, средствами личной гигиены. Фонд самостоятельно не ищет нуждающихся, а отзывается на просьбы о помощи, которые поступают в его адрес в письмах. Просьбы бывают разными и неожиданными, например, кому-то нужно починить газовый котел, другому — сложить печку, третьему — купить корову. Просьбы поступают из всех регионов России, в один день фонд может получить до 20-30 писем с просьбой о помощи, и на все он реагирует. «У нас под опекой вся Россия», — шутят сотрудники.

Валечка

«Дом милосердия»

По словам Сергея Гарнаева, с 2007 г. к ним стали поступать просьбы из регионов об оказании помощи во временном проживании при срочном лечении ребенка, направленного в Москву. Дело в том, что в клинике вначале делают анализы, а на лечение кладут через месяц, домой же везти больного ребенка далеко и накладно. Еще труднее, если ребенку назначают два-три курса лечения с промежутком в месяц. Фонд открыл сначала небольшое помещение, куда размещали семьи, дети которых лечились в Москве. А когда таких просьб стало поступать все больше, то фонд открыл проект, названный «Дом милосердия». Позже, кроме отдельных семей, в фонд стали обращаться организации, которые занимаются помощью детям-сиротам, в том числе детям-инвалидам, и 3-4 года назад, подготовившись, «Дом милосердия» начал их принимать. Организации, партнеры фонда «Русская береза», выезжают в дальние регионы России, например, на Камчатку, в Якутию, в Приморский край, находят в детских домах больных детей, которым в местных больницах невозможно оказать необходимую медицинскую помощь, «выбивают» в Москве для них квоты на лечение, и привозят на временное проживание в «Дом милосердия» в Жуковском. Часто это дети с тяжелыми заболеваниями, многие остаются на послеоперационный период или в перерывах между лечением. Например, сироте Семену из Владивостока назначили шесть операций, и он будет здесь, пока не пройдет весь курс лечения. С такими детьми находится няня, у которой есть договор по уходу за ними, выписка из больницы, в которой расписано когда и чем их кормить. Няня закупает продукты, готовит и круглосуточно находится с детьми.

Галина Баширова и Леночка

Галина Баширова, няня «Дома милосердия», рассказала о Сабрине, 8-летней девочке, 2 февраля ушедшей из жизни: «Сабрину привезли к нам с Камчатки, и несколько раз возили в Морозовскую больницу на цикл лечения, а потом возвращали. У нее было тяжелое заболевание, гидроцефалия — это отек головного мозга, когда все органы поражены, такие дети питаются через специальные шунты, такие трубочки в животе. Ребенок не живет, а как бы существует. Эти дети не встают, не ходят, они — лежачие. Ребенок сам не жизнеспособен, его жизнь просто поддерживали. Дети с гидроцефалией, шунтированные, живут после рождения обычно около 5 лет. Сабрина прожила больше восьми благодаря хорошему уходу, но могла умереть в любой момент. Для ее перевозки в Москву заказывали спец-автомобиль».

Елена Челышева, старшая няня «Дома милосердия», работающая в нем со дня образования, рассказала, что перед Новым годом в «Доме» было 23 ребенка, а сейчас 17, остальные на реабилитации: «Дело в том, что там, где они находились до нас, с ними не занимались. Если бы всем этим детям вовремя была оказана медицинская помощь, они все были бы здоровы. Вот, Алена сейчас не ходит, а если бы ею вовремя занялись, то хотя бы с костыликами, но она бы ходила. У Семена ножки вывернуты в разные стороны, операции ему начали делать три года назад, когда ему было 12 лет, а всего нужно 5 операций. Делать их должны были в раннем возрасте, а теперь все сложнее, но в любом случае Семен у нас сделал первые шаги. Он добрый, хороший, охотно идет на контакт, а когда приехал к нам, то сидел в своей коляске в темной комнате и смотрел в угол.

Сёма

Сейчас это совершенно другой человек, который, как может, бежит поздороваться и поговорить с пришедшим человеком. Хочу сказать, что детей отсюда забирают в семьи, и колясочников в том числе. Всего у нас взяли пятерых детей. Это для нас самое главное. Два года назад самой первой удочерили Ярославу в семью из Раменского. Удочерили как бы случайно — люди в «ВК» сделали репосты одной нашей записи, из которой женщина из Раменского узнала, что есть такой «Дом милосердия», и приехала посмотреть. Мы приглашаем к себе волонтеров, чтобы помогали нам и своими глазами посмотрели на наш «Дом». Детям это тоже важно — они получают возможности для общения с новыми людьми. Женщина пришла как волонтер, помогала нам по хозяйству, и, конечно, познакомилась с детьми. Ей понравилась Ярослава, она стала уделять ей больше внимания, а потом начала приезжать с 12-летним сыном. Мальчик общался с девочкой, привык к ней, и через полгода они ушли, забрав Ярославу с собой. Я недавно встретила их, так у девочки даже лицо поменялось, настолько она «прикипела» к приемной маме, что стала на нее похожа.

Саша

Расскажу еще о Саше и Сереже, которые недавно уехали в семьи. Пареньки, примерно 14 лет, приехали к нам почти одновременно и сначала были очень застенчивы. Умственные способности у обоих нормальные, но они совершенно не умели писать и читать. Здесь потихоньку их обучили, а научившись писать, они попросили наши номера телефонов и засыпали сотнями СМСок. Саша, можно сказать, сам нашел себе семью — когда к нему приехали ребята-волонтеры, и он начал им писать и писать, В результате их обоих взяли в семьи. Легко представить, что было бы, если бы они не попали к нам — так как они оба колясочники, не умевшие ходить, не умевшие читать-писать, то их бы признали недееспособными и отправили бы в интернат, где они находились бы до конца жизни».

Как рассказал Сергей Гарнаев, после прохождения курса лечения и пребывания в «Доме милосердия», дети не хотят возвращаться в детдома, и им стараются найти приемную семью: «Нам важно рассказать и показать, какие у нас хорошие, ласковые и добрые дети, используя сайт «Русской березы», а также ресурсы в социальных сетях: в Instagram, Фейсбук, ВКонтакте. Мы постоянно пишем об этих детках, выкладываем видеоролики и фотографии. Чем больше мы бы могли рассказать о детях, тем больше будет возможность, что их усыновят или удочерят».

Ваня

Финансирование милосердия

«Начну с примера, — объясняет Сергей Гарнаев, — в поселке под Смоленском родились недоношенными две девочки, и у обеих ДЦП. Скоро им исполнится 4 года. Сейчас еще есть небольшая вероятность, что можно что-то сделать. Мы начали их поддерживать с трех лет, московские врачи в клинике доктора Артемова в прошлом году провели 10 процедур, назначили им повторный курс через год, и ближе к лету они приедут к нам. Для семьи выделим комнату. Мы оплачиваем все: специализированный транспорт от дома и сюда, а потом до Москвы и обратно, оплачиваем сами процедуры в клинике, проживание здесь со специализированным питанием».

Для «Дома милосердия» фонд арендует в МЖК площадь, оплачивая ее по коммерческим расценкам, это одна из самых больших статей расходов «Дома милосердия»: «Но у нас нет выбора, мы не можем содержать детей в тесных условиях, комнаты у нас по 25-30 кв. м. Например, в одной комнате у нас живут три девочки, и к ним никого не подселяем, считая, что дети должны быть в условиях, максимально близких к домашним.

Виталик

Проект «Дома милосердия», конечно, дорог. В месяц на него уходит около 500 тыс. руб., если мы не оплачиваем лечение. Летом к нам приедут девочки из Смоленска, и их лечение будет стоить еще порядка 150 тыс. рублей».
Фонд постоянно принимает продукты, средства гигиены, школьные принадлежности, деньги на работу проекта. У каждого есть возможность сделать доброе дело, сделать хотя бы один репост одной из записей о наших детишках, который может помочь найти семью ребенку. Финансируют проект не государство, не какие-то большие компании, а помощь неравнодушных людей помогает работать проекту «Дом милосердия».

Фото из архива «Дома милосердия»

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут