Нехорошая история с хорошим концом — Жуковские ВЕСТИ
Логин:   Пароль:

Блог Элы Знаменской

ПОСЛЕДНЕЕ В КОЛОНКЕ


ALEX_01_2017.gif

kadri_reklama.gif

Lestnicy_209_320_4v.gif

old_maori_320_209-screen.jpg

Шаранин-Алексей.gif

vkontakte.jpg 


elpodp.gif










Эла Знаменская
Эла Знаменская

Нехорошая история с хорошим концом

История о том, как свидетельские показания обернулись иском о клевете

Эта история началась еще летом 2016 года, развернувшись в наглядный пример утверждения «закон – что дышло». Закон вертели не только простые граждане и адвокаты, достаточно странной оказалась и логика мирового судьи. Дело в том, что сама статья 128.1 УК РФ о клевете достаточно специфическая. Под «клеветой» законодатели подразумевают «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинства другого лица или подрывающих его репутацию», доказать, что человек заранее знал о ложности распространяемых сведений, а не заблуждался, достаточно сложно. Статья 128.1 – единственная в УК, по которой, согласно статистике, количество оправданных значительно превышает количество осужденных. При этом 98-99% всех оправдательных приговоров приходится на первую часть данной статьи, которая предполагает частное обвинение, то есть обвинителем выступает не прокуратура, а потерпевший, который подал заявление. Несмотря на такую позитивную статистику в Жуковском чуть было не создали прецедент, который бы добавил статистической погрешности в существующие 1-2 процента.

Все начиналось довольно банально, на улице между двумя людьми завязалась перепалка, которая переросла в драку и один из спорщиков предъявил железный аргумент- выстрелил в ногу своего визави из огнестрельного оружия. Один из оказавшихся поблизости молодых людей, Алексей, вызвал скорую помощь и наложил истекающему кровью человеку жгут. Он же стал и основным свидетелем по уголовному делу. Решением суда обвиняемому гражданину Иванову (фамилия изменена) в качестве меры пресечения был избран домашний арест.И началось следствие по уголовному делу. Алексей на одном из допросов рассказал следователю, что видел, как поздно вечером находящийся под домашним арестом Иванов вышел из дома без сопровождения и сел в машину. Следователя этот момент заинтересовал и он записал показания Алексея в протокол. А через три месяца гражданин Иванов обратился к мировому судье с заявлением о привлечении Алексея к уголовной ответственности за заведомо ложное утверждение о том, что Иванов в час ночи вышел из дома и уехал со своим отцом на машине, квалифицируя это как ч.1 ст.128.1 «Клевета». В своем заявлении Иванов указал, что «понес моральный ущерб в виде неприятных разговоров и ухудшения личного отношения со стороны сотрудников полиции». К заявлению был приложен протокол допроса Алексея, показания из которого сторона обвинения считала клеветой. И мировой судья 55-го судебного участка Е.А. Полуянова начала рассмотрение жалобы. Алексей и его отец были настолько уверены, что это всего лишь недоразумение, что не нанимали адвоката, решив самостоятельно объяснить суду простую вещь: оценивать показания свидетеля, который предупреждается об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, может следователь, ведущий расследование или судья, рассматривающий уголовное дело, по которому свидетель дает показания. Иванов поступил иначе, предоставив трибуну для обвинений своему адвокату. В результате все судебные заседания свелись к тому, что суд заслушивал показания свидетелей и даже эксперта, который рассказывал о работе электронных браслетов, выясняя, нарушал ли Иванов условия домашнего ареста или нет, совершенно забыв об определении состава инкриминируемого преступления. Также на второй план отошел сам протокол допроса, который, по мнению стороны обвинения, являлся доказательством распространения заведомо ложных сведений. В начале марта весь этот театр абсурда закончился обвинительным приговором Алексею по уголовной статье с назначением штрафа в 5000 рублей. Судья Полуянова зачитала приговор, большую часть которого занимало определение понятия «клевета» и ее пагубное воздействие на жизнь человека. Складывалось впечатление, что находишься не в суде, а на лекции по этике. При этом суд учел показания членов семьи Иванова, однако критически отнесся к показаниям отца и девушки Алексея.

Реабилитация закона в апелляции

Алексей подал апелляционную жалобу в жуковский городской суд, в которой указал, что мировым судьей Е.А. Полуяновой была дана неправильная юридическая оценка его действиям. Достоверные сведения, которые он сообщил на допросе следователю, не носили признак распространения, так как даны были только следователю, а оценка их допустимости и относимости может быть дана только следователем, так как свидетель несет уголовную ответственность за заведомо ложные показания по ст. 307 УК РФ. В судебном заседании у судьи Н.А.Шиловой Алексей предусмотрительно появился с адвокатом, который указал в суде и на процессуальные нарушения, допущенные мировым судьей Полуяновой, например, нарушено право подсудимого на защиту, так как Алексею не был назначен защитник. Зачитывая материалы дела, судья Шилова буквально «продиралась» через тексты, которые были мало структурированы и плохо складывались в четкую картину состава преступления по ч.1 ст.128.1. Сторона обвинения попыталась повторно перевернуть обсуждение состава преступления, заявив, что Алексей взял на себя функции ФСИН и занялся «контролированием» Иванова. По мнению адвоката Иванова, Алексей должен был просто позвонить сотрудникам ФСИН, а не говорить под протокол. Досталось от адвоката и следователю, которая вела дело и составила протокол, а теперь Алексей должен за это получить уголовную статью. «Вот так, милок», - резюмировала свое выступление адвокат Иванова. Сам Иванов неоднократно повторил главный, по его мнению, аргумент, о клевете: «Он не скрывал, что ему бы хотелось, чтобы я сидел, потому что стрелял в его друга». Правда, буквально через запятую Иванов напоминал о презумпции невиновности и отсутствии на данный момент обвинительного приговора в отношении его.

Судья Наталья Шилова согласилась с доводами защиты, кроме того, судом апелляционной инстанции было установлено, что мировым судьей Полуяновой при рассмотрении уголовного дела и вынесении приговора были существенно нарушены требования уголовно-процессуального закона. Алексея оправдали.

Этот конкретный случай закончился относительным хеппи-эндом, если не считать затрат Алексея на адвоката и потраченное время на доказательство своей невиновности. Однако такой подход мог стать отработанной схемой давления на свидетеля, так как свидетельские показания при неблагополучном исходе могут быть прямым путем в обвиняемые по уголовному делу.





Последнее обновление: 17.08.2017, 20:36

ЕДС ЖКХ — спасательный круг в море коммунальных проблем

рубрика: Общество