Полицейский не смог посмотреть подсудимому в глаза — Жуковские ВЕСТИ
Логин:   Пароль:

Алексей Гаскаров

ПОСЛЕДНЕЕ В КОЛОНКЕ


ALEX_02_2017.gif

6500_zhv_sold_209_320.jpg


kadri_reklama.gif

3500_zhv_sold_209_320.jpg

elpodp.gif

canctovary.jpg

1500_zhv_sold_209_320.jpg

1500_zhv_sold_209_320.jpg











Алексей Гаскаров - узник Болотной
Алексей Гаскаров - узник Болотной

Полицейский не смог посмотреть подсудимому в глаза

19 мая заседание по второй волне «болотного дела» началось с показаний Алексея Гаскарова

После майских праздников в Замоскворецком суде продолжились заседания по второй волне «болотного дела», по которому судят Алексея Гаскарова, Александра Марголина, Илью Гущина и Елену Кохтареву. Заседание 14 мая началось с показаний Алексея Гаскарова, который решил выступить первым.

Люди полностью забили небольшой зал суда, и, когда приставы стали освобождать место для двух свидетелей-полицейских, Алексей, улыбнувшись, показал им рукой на два свободных места рядом с собой — в клетке, где сидят подсудимые.

Гаскаров начал издалека, рассказав, что еще во время учебы в Финансовой академии начал работать в институте «Коллективное действие», где занимался исследованием социальных и политических молодежных движений. В 2010 году из-за этой деятельности он даже был привлечен к уголовной ответственности по «Химкинскому делу», провел два месяца в СИЗО, но был полностью оправдан судом.

«Начиная с этого момента в связи с моей профессиональной деятельностью по изучению молодежных движений мной заинтересовался Центр «Э»», — вспоминал Гаскаров.

«Я придерживаюсь левых и антифашистских взглядов», — подчеркнул Гаскаров, который пришел на суд в футболке известной в среде антифа группы What We Feel. Он помогал в организации легальных мероприятий, потому что хотел привлечь внимание общества к теме неонацизма в России. «С 2005 по 2009 год нацистами было убито семеро людей, которых я знал», — рассказал Алексей.

После оправдания по Химкам он устроился на работу в «Эксперт-системс». Работа занимала почти все его время. Общественной деятельностью Гаскаров, по его словам, почти не занимался, а на большие митинги 2011-2012 годов приходил как рядовой участник.

Вот и 6 мая 2012 года он пришел на «Марш миллионов» со своей невестой Анной Карповой, ее родителями (сейчас все они — свидетели защиты) и несколькими друзьями из Жуковского.  Когда они прошли Малый Каменный мост, они увидели сидячую забастовку, которая требовала пропустить колонны демонстрации к месту митинга.

«Оцепление сотрудниками полиции было выстроено таким образом, что создавало узкое горлышко, которое мешало людям пройти на Болотную площадь», — объяснил подсудимый.

Гаскаров и его спутники решили, что «нет никакого смысла в сидячей забастовке, так как действительно создавалась возможность давки», и пошли в сторону сцены. Возле Лужкова моста он увидел дополнительные рамки металлоискателей, которых было в два раза меньше, чем в начале демонстрации — хотя уже там ему пришлось отстоять часовую очередь. Алексей вернулся к месту сидячей забастовки.

«Там я увидел, как неизвестный мне человек в мегафон говорит «Расступитесь! Пропустите организованную колонну анархистов». Я посчитал, что эти действия носят явно провокационный характер», -- вспоминает Алексей Гаскаров. Он подошел к своим знакомым, которые шли в колонне анархистов, и предложил им лучше пойти в сторону сцены. Однако перед рамками уже стояла цепочка солдат внутренних войск, которые «не пропускали вообще никого в сторону сцены», хотя перед ними скопилась толпа людей, которые пытались выйти. Началась давка.

«Задние давят на передних, некоторые начинают падать… Мне показалось, что людям угрожает опасность, я ситуативно подошел к одному из полицейских и потянул его за руку», —  рассказал Гаскаров. Цепочка разорвалась, и некоторые люди смогли выйти в образовавшиеся пространство. Человек, которого он вытянул за руку, оказался бойцом Булычевым и впоследствии был признан потерпевшим по «болотному делу». 

Через некоторое время Алексей увидел, как «группа полицейских в шлемах и бронежилетах, расталкивая всех, в том числе пожилых людей, бегут к молодому человеку — и нападают на него, пытаясь задержать».

«Эти действия выглядели совершенно немотивированно. Кто-то схватил его за ногу, он упал на землю. И в какой-то момент мне показалось, что его бьют дубинками, — вспоминает Гаскаров. — В этой ситуации я принял решение их разнять. Я подбежал к ближайшему ко мне сотруднику полиции и потянул его за ногу. Никакого насилия я к нему не применял».

«Более того — я это точно могу утверждать — в тот момент сотруднику полиции не наносилось вообще никаких ударов», — добавил Гаскаров. Алексей уточнил, что перелом носа и другие повреждения боец Игорь Ибатулин, которого он потянул за ногу, получил уже позже, когда забежал в толпу — издалека Гаскаров видел, что того кто-то бьет.

После этого Алексей Гаскаров и его друзья вернулись к месту сидячей забастовки и увидели, что бойцы ОМОН без видимой причины хаотически задерживают демонстрантов.

«В один момент я крикнул им: «Что же вы творите?!» После этого омоновцы переключились на меня, ударили дубинкой по голове, оттащили в сторону и стали избивать ногами», — говорит Гаскаров. Когда Алексей упал, кто-то из бойцов ударил его ногой в бровь, из-за рассечения брови кровь залила лицо. Задерживать его омоновцы не стали — просто бросили избитого на площади.

Когда Гаскарова довели до машины скорой помощи, ему пришлось наложить три шва на рассеченную бровь. Позже он подавал по факту этого избиения заявление в полицию, но внятного ответа так и не получил.

Остальные подсудимые решили пока не давать показаний, поэтому в суд вызвали бойца второго оперативного полка полиции Игоря Ибатулина, который считается потерпевшим от действий Гаскарова.

23-летний Ибатулин оказался худым молодым человеком в синей олимпийке. Он напряженно смотрел перед собой, обхватив руками кафедру для свидетелей.

«Меня схватили, у меня был шок, я не могу вспомнить людей, которые мне наносили удары», — вот и все, что по сути смог рассказать потерпевший о случившемся с ним. В результате он потерял свой шлем «Джета» и получил перелом носа.

— Человек, которого вы пытались задержать, совершал какие-либо противоправные действия? —  допрашивал Гаскаров полицейского.
— Насколько я помню, он что-то кричал, — бесхитростно признался Ибатулин.
— Вы объяснили этому человеку причину задержания?
— Нет, это должен был сделать старший по группе.
— Вы сами представились?
— Нет.

В какой-то момент, когда вместе с Гаскаровым за допрос взялся его адвокат Дмитрий Динзе, Игорь Ибатулин обреченно пожаловался: «Вы мне слишком много вопросов задаете». После этого полицейского допрашивали еще почти час, а Ибатулин все больше теребил руками углы свидетельской кафедры. За все это время он не посмотрел на Гаскарова ни разу, даже когда напрямую обращался к нему — свидетель-полицейский называл Алексея на «ты», но головы так и не повернул.
Егор Сковорода



Последнее обновление: 26.09.2017, 00:22

Вячеславу Жуковскому – 70!

рубрика: Спорт