“Я помню, как все начиналось”. Страницы истории Жуковского

897

Читатели ЖВ продолжают рассказывать свои истории о возникновении нашего города.

Валерий Шульгин, кандидат технических наук, старший научный сотрудник, заслуженный изобретатель СССР закончил свою трудовую деятельность в ЛИИ в должности зам. начальника отделения по летной подготовке летчиков отряда И.П.Волка и военных летчиков отряда И.И.Бачурина к полёту в космос на МКС «Буран».

Правительством страны была поставлена задача создания центра авиационной науки в поселке Стаханово в конкретные сроки и с конкретными задачами.  В поселок направили специалистов разного профиля: строителей, инженеров, научных сотрудников. Часть специалистов была привлечена из близлежащих поселений, из Москвы, многие и из других регионов страны.  Поначалу проживали в бараках, временных постройках, с подселением на жилплощади коренных жителей. Наша семья из трех человек временно разместилась в двухэтажном деревянном доме с засыпными стенами по ул. Серова, в квартире, где проживало  семейство Михайловых.

В поселке Стаханово в довоенное время для сотрудников ЧК был построен санаторий (в настоящее время санаторий «Кратово» ФСБ РФ). Было основное здание санатория и вспомогательные маленькие каркасно-щитовые «финские» домики с крошечными комнатами и кухней, с отсутствием элементарных удобств, печным отоплением и водопроводом. Домики передали в жилой фонд для сотрудников предприятий поселка Стаханово. Образовался дачный район в центре поселка с тремя улицами: 1-я, 2-я Дачные и Вокзальная. Один из домиков по 2-й Дачной выделили нашей семье. Однако вскоре мирная созидательная жизнь страны была нарушена Великой Отечественной войной. Локальные разрушительные действия врага в районе нашего поселка были направлены на уничтожение аэродрома, с которого совершались налеты в зоны боевых действий. Появились первые воронки от бомб.

Жители покидали свое жилье и прятались в сараях, погребах.  Мне было четыре года, но это осталось в моей памяти. В 1941 г. вышел приказ наркома авиационной промышленности эвакуировать научных сотрудников и специалистов поселка в восточные регионы страны. Наша семья в числе других жителей была эвакуирована в г. Молотов (ныне г. Пермь). По прибытию папу призвали в армию, маму со мной и младшей сестрой подселили в квартиру незнакомой семьи.

День Победы отпраздновали в г. Молотове и вернулись в мой родной поселок. Мне было восемь лет. В эвакуации условий для учебы не было, и в 1946 г. переростком я пошел в первый класс. Образовалось сразу пять первых классов по 45 учеников в каждом. Директором школы был учитель математики Витольд Францев Бельке. Для многих учеников высидеть за партой 45 минут и слушать преподавателя было невыносимо трудно – они вставали, ходили по классу, громко разговаривали, применяя ненормативную лексику. Но педагоги, часть которых пришла с фронта, смогли довольно быстро показать детям, зачем они пришли в школу.

Школа № 1 была единственной в поселке. Она сохранилась в прежнем виде до наших дней. На горизонте от нее просматривались два фундаментальных здания: дом № 1 и дом № 5 по улице Жуковского. Этот район называли «Соцгородом». Рядом со школой по улицам Пушкина и Чкалова накануне войны появились первые четырехэтажные дома, а напротив школы, где был позднее кинотеатр «Звездный», располагалось большое деревянное сооружение – кинозал, в котором демонстрировались художественные и трофейные фильмы. Пол кинозала был устроен с уклоном и широкими проходами. Нас, мальчишек, пропускали бесплатно, мы сидели на ступеньках прохода и были бесконечно счастливы. Чуть дальше кинотеатра располагалась прачечная, в которой были натянуты веревки для сушки белья. Городская больница располагалась на улице Папанина, которая позже была переименована в ул. Строительную. По улице Семашко в сторону Кратова стояла цепь домиков деревенского типа, принадлежащих семьям железнодорожников. По улице Дзержинского стояли два двухэтажных дома довоенной постройки. В них жили артисты из Москвы. Помню среди них танцоров–чечеточников братьев Гусаковых. За «Соцгородом» начиналось село Колонец. По улице Чкалова со стороны санатория открывалась цепь бараков, снос которых был мечтой их жителей. Бараки с «удобствами» во дворе, с сараями и погребами, с веревками для сушки белья. Жителей бараков расселили позже в дома на ул. Строительная.

Везде в поселке было печное отопление.  Сейчас трудно представить, что на месте настоящей городской больницы была свалка мусора.

В здании на ул. Энергетической была единственная баня поселка. По выходным дням к ней выстраивались огромные очереди. Люди часами стояли с шайками и веникам. Поселок небольшой, люди знали друг друга и с удовольствием общались между собой. Банщики были постоянными и пользовались большим уважением.

На месте городского рынка на ул. Чкалова ранее был колхозный рынок. По выходным на подводах колхозники привозили мясные и овощные продукты – все было натуральное. Это место, где часто собирались инвалиды войны в основном с поврежденными конечностями. Они курили махорку и вспоминали минувшие дни.

На строительство города выделялись немалые средства. Развивалась производственная база треста «Особстрой» – домостроительный комбинат, деревообрабатывающий завод, завод монтажных заготовок, асфальтово-бетонный завод, управление механизации с многочисленным парком подъемных, транспортных, землеройных и других механизмов. Они располагались в основном в конце ул. Чкалова.

На строительную организацию «Особстрой» легла большая ответственность. Авиационные объекты, жилищное строительство, городские и детские учреждения – все надо было сделать в срок и качественно. Работы выполнялись с учетом всех нормативных документов, под контролем архитектурных служб. Город строился под контролем руководства города, депутата и Генерального конструктора Туполева А.Н., руководства ЦАГИ.

В самом начале строительства в 1945 г. к работам были привлечены пленные немцы. Они отличались дисциплинированностью и аккуратностью при выполнении работ. Запомнилось, как они возвращались с работы из Ильинки в свой лагерь. Они шли медленно, чиркая деревянными подошвами по брусчатке ул. Чкалова с опущенной головой, поднимая с дороги случайные окурки. Лица у них не были озлобленными, да и жители поселка относились к ним довольно равнодушно, но с некоторым любопытством. Немцам с помощью элементарного строительного инструмента удавалось мастерить деревянные игрушки, которые они меняли за бутерброд у школьников, проходящих мимо лагерного забора.

Жизнь мальчишек в первые послевоенные годы была очень интересная. Родители работали по шесть дней в неделю, а мы, выполнив указания родителей по хозяйству, были предоставлены сами себе. Летом ходили в лес по грибы, ловили рыбу, купались в реке. Природа в окрестностях города к этому располагала. Так, если пройти с моей улицы (сейчас это район больницы) до платформы «Отдых», то можно было набрать сыроежек и моховичков, а попасть на речку можно было по лесной дорожке (от хлебного магазина на ул.Чкалова) мимо ЦАГИ через болото (сейчас там садовые участки). Совершали и дальние походы. В свою компанию брали крепких ребят. «Маменькиныих» сынков не любили. Игры в своем дачном поселке придумывали сами: лапта, чижик, чеканка, городки, перышки и на деньги в расшибалочку, пристеночку. Когда подросли, увлеклись футболом. Играли улица на улицу. Мужчины в парке играли в городки, волейбол. Поселок строился, появились новые здания и даже улицы. В доме по ул. Пушкина работали аптека, хлебный магазин и парикмахерская. Хлеб выдавали определенного веса по карточкам. Буханки резали на куски специальным ножом, по всей ул. Пушкина распространялся душистый запах хлеба без всяких ароматизаторов. Вдоль улицы продавали мороженое с вафлями в специальной форме, газированную воду с сиропом и без.

Рос город, а вместе с ним и мы. В начале аллеи по улице Маяковского зимой заливали каток с освещением и динамиками, из которых доносились любимые молодежью мелодии. Летом такие же мероприятия проходили в выходные дни на танцплощадке в парке. Город все больше принимал облик современной части «старого» города. Помимо жилья строились школы, детские садики, городские учреждения, кинотеатры, дворцы культуры.

Город создавался как город-сад для комфортного проживания его жителей. Дома строились по специальным проектам небольшой этажности с большими придомовыми территориями, где размещались спортивные площадки и зоны отдыха. Там же были подземные выходы с вентиляцией из подвальных помещений домов на случай военных действий, чтобы жители могли выбраться из убежищ в случае обрушения дома. По этой же причине тогда был построен мост для транспорта через железную дорогу на случай эвакуации жителей в Егорьевский район во время военных действий.

При строительстве деревья вырубались штучно, только в соответствии с проектами города. За самовольную вырубку виновные привлекались к судебной ответственности. В лесопарковой зоне под наблюдением лесников высаживались деревья разных пород, производилась санитарная чистка леса. На аллеях города высаживались липы. Многие жители принимали участие в посадке цветов на клумбах. Моя мама, известный в стране цветовод, украшала цветами из своей коллекции клумбы в районе памятника Жуковскому.

Глава города А.И. Коваленко был человеком, глубоко любящим свой город. Обычно свой рабочий день он начинал с пешего обхода кварталов города, а затем на оперативных совещаниях давал взвешенные указания на выполнение первостепенных работ. Я надеюсь, что теперь стало понятнее, почему ветераны города – неравнодушные, уважаемые люди, борются против бездумной многоэтажной застройки города, против безумной вырубки цаговского леса и липовых аллей, против руководящих кадров города, которые в личных целях используют свое служебное положение, забывая о том, что город не их, а его жителей. Просто мы помним, как все начиналось в нашем городе для людей.

 

Поддержи ЖВ

Каждый материал выходит в свет благодаря вам, жуковчанам, которым небезразлично, что происходит в городе, и которым нужна журналистика, а не пропаганда. Это наш с вами совместный проект, который мы будем делать для города и горожан, во…

Подробнее о поддержке можно прочитать тут