«Остеопат лишь запускает естественные процессы, мануальными методами устраняя факторы, приводящие к их нарушению. Все остальное тело способно сделать само», — рассказывает врач хирург, остеопат клиники остеопатии и психологии «Баланс» Марина Магич

— Коротко рассказывая о команде клиники, ее основатель Константин Забалуев сказал о вашем появлении примерно следующее: «Хирург Марина Магич в больших сомнениях пришла посмотреть, что это (остеопатия) такое. Это ее «зацепило». И она буквально за пару недель приняла решение пойти учиться остеопатии».
Марина Викторовна, расскажите, пожалуйста, об этой встрече. Что тогда «зацепило»? И что предшествовало? Какие события, люди, книги?.. Какая внутренняя работа к тому моменту уже произошла?

— Зацепило то, что несмотря на непривычную форму воздействия, это работает. Более того, на стадии функциональных нарушений (когда ткани еще разрушены не полностью) это позволяет достигать удивительных результатов.
Одно дело жить с удаленным органом, выпавшей функцией, рубцовым процессом, другое дело — не допустить изменений в этом органе. Удаление нежизнеспособного органа — процесс очевидный, необходимый ради сохранения жизни всего организма, воспринимается как спасение жизни. Сохранение функции и здорового состояния органа — менее очевидный и впечатляющий процесс, но именно он позволяет не доводить ситуацию до необходимости срочно удалять орган или его часть, дает возможность продолжать жить полноценной жизнью, не страдая от ограничений.
Этой встрече предшествовало знакомство с работами таких неординарных исследователей, как французский акушер М. Оден, американский стоматолог В. Прайс, российский эколог, зоогеограф В. Г. Виноградов, военный микробиолог М.В. Супотницкий, канадский биолог Ф. Моуэт. Эти работы позволили сделать шаг в сторону от привычного восприятия мира, увидеть, что общепринятое и широко распространенное не всегда естественное и физиологичное. Иногда для решения проблемы требуется мужество признать очевидное. Особо опасными становятся не те болезни, которые более заразны, а те, распространению и утяжелению протекания которых способствует образ жизни населения. Эпидемии цинги, описанные Брокгаузом и Ефроном, свирепствовали, несмотря на то, что витамин С всегда содержался в зеленых частях растений и определенных органах и тканях животных.

— Вы резко или постепенно расстались с традиционной медициной, легко ли вообще перешли этот рубикон?

— Не могу сказать, что делю медицину на традиционную и нетрадиционную. У любого работающего метода лечения со временем появляется традиция использования. Любой метод может быть использован не по назначению или привести к осложнению, невежество способно довести любой метод до абсурда. Ту энергию, которая тратится на противостояние между «традиционными» и «нетрадиционными» группами, гораздо конструктивнее использовать на изучение показаний, сфер применения уже существующих методов и разработку новых.

— Расскажите, пожалуйста, о себе: где родились, выросли, где получили медицинское образование? Как и в каком возрасте решили стать врачом? Почему выбрали именно хирургию?

— Родилась и выросла в городе Жуковском. Окончила с отличием факультет подготовки научных и педагогических кадров ММА им. И.М. Сеченова по специальности «лечебное дело». Параллельно работала медицинской сестрой. После института собиралась посвятить себя нейробиологии, которой увлекалась на старших курсах, стажировалась в Институте психиатрии Макса Планка в Мюнхене. Но практическая работа с людьми в реальных жизненных условиях все-таки сильно отличается от экспериментальных моделей и после окончания вуза пришло понимание того, что работа в практических условиях мне ближе.
Исходно мой выбор был скорее за травматологией. В неотложных ситуациях для определенной патологии – это эффективный работающий метод. Человек приходит с пальцем в пакете, а потом тебе руку кистью с этим пришитым пальцем жмет: «Спасибо, доктор!». Очень конструктивно. И навыки тонких микрохирургических операций в лаборатории пригодились. Кафедра РМАПО, на которую я поступила, называлась «кафедра репаративной микрохирургии с элементами рентгенхирургии». Но потом в результате реорганизации структуры академии кафедру расформировали, так я попала в общую хирургию.

— Если представить, что перед вами готовая слушать и внимать аудитория или просто заинтересованный человек, абсолютно далекий от остеопатии, то как вы объясните ему, что это такое и как работает?

— Остеопатия – это система предупреждения, выявления, лечения и реабилитации, направленная на восстановление природных способностей организма к самокоррекции. Природа очень мудро создала человеческий организм, наградив его способностью к саморегуляции и самовосстановлению. Остеопат всего лишь запускает естественные процессы, мануальными методами устраняя факторы, приводящие к их нарушению. Все остальное тело способно сделать само.

— А если представить, что перед вами оказался НЕблагодарный слушатель — человек, отрицающий методы и принципы остеопатии. Однако готовый услышать ваше мнение, станете ли вы что-то объяснять? Попробуете ли?

— Остеопатия является одним из официальных направлений современной медицины. Бессмысленно отрицать эффективность хирургии из-за того, что хирургическими методами не лечатся психозы, или эффективность психиатрии из-за того, что при сложном переломе она не помогает. Также и для остеопатии есть своя, определенная сфера применения, с которой другие направления медицины не работают, — это функциональные нарушения и отклонения — соматические дисфункции.

— Расскажите, пожалуйста, о выдающемся или просто запомнившемся случае из вашей остеопатической практики.

— Все случаи по-своему выдающиеся. Для меня каждый особенный. Что-то, что со стороны кажется незначительным, для конкретного человека может быть очень важным, в корне меняющим качество жизни. Вроде бы на фоне тех проблем, которые накопились в течение жизни, после какой-то травмы, ряда операций и хронических фоновых заболеваний, устранение болей в ноге – это такая мелочь, но для человека – это нормальный сон, появившаяся возможность делать вещи, которых он был лишен в течение нескольких лет. А кому-то устранение целого ряда проблем кажется мелочью, так как основная причина дискомфорта и снижения качества жизни лежит совсем в другой сфере, например, эмоциональной.

— Название клиники «Баланс» — простое и одновременно многозначительное как та «золотая середина» или сечение, к которому все стремятся. Я сама, став пациентом остеопата, ощутила, как посещение кабинета плавно и естественно запускает процессы не только физиологические, эмоциональные, но и мыслительные в сторону равновесия. Изменения настолько деликатные, что их сложно в себе отследить. Особенно нам, привыкшим штурмовать регистратуру и метаться по кабинетам в поисках диагноза. Возможно, противопоставление слишком субъективно. Но на приеме в поликлинике я ощущаю себя зачастую манекеном с конвейера, на приеме у остеопата наконец чувствую себя человеком со своими потребностями, своей историей жизни, и не историей болезни. По-моему, где-то здесь и начинается путь к балансу. Вы как врач остеопат мягко направляете человека к равновесию. А вам самой доводилось ли быть пациентом коллег-остеопатов клиники «Баланс»? И если да — то какие ощущения испытывали «на том берегу»?

— Да, конечно. По-настоящему с этого все и началось. Когда впервые пришла посмотреть на прием к Константину Владимировичу, послушала объяснения, все это показалось чем-то не очень убедительным, не настоящим. Все что я на тот момент знала об остеопатии, это только то, что в нашем городе есть человек, который называется остеопат. Если честно, когда впервые смотришь со стороны на остеопатический сеанс, то не происходит совсем ничего, особенно для того, кто привык к лечебному процессу в больничном формате. Поэтому я особенно благодарна Константину Владимировичу за то, что он с большим терпением и пониманием в тот момент отнесся к моему скептицизму и недоверию. Но, конечно, если бы не свой собственный опыт в качестве пациента, вряд ли бы я действительно смогла и захотела понять, что такое остеопатия. Это очень непривычно, когда нет никаких особенных ощущений, никакого очевидного действа. Кажется, что ничего не изменилось, и только через какое-то время осознаешь, что боли, возникавшей в одних и тех же ситуациях в течение нескольких лет, больше нет.

— Как мне представляется, переход из традиционной медицины в остеопатию сродни революции или тотальному реформированию себя. Быть может, вы поделитесь наблюдениями за самой собой? Возможно, на примере каких-то убеждений, которые изменились, трансформировались в процессе вашего становления в остеопатии? Или приобрели какие-то дополнительные «оттенки», смыслы?

— На мой взгляд, путь врача уже по сути своей предполагает постоянную трансформацию и тотальное реформирование себя, в остеопатии ли, хирургии, какой-либо другой области. Если кажется, что достиг понимания и совершенства, значит скоро жизнь предоставит возможность увидеть, как много еще предстоит узнать, понять и изменить в себе. Лучшая опора на этом пути −
скромность и осознание ограниченности своих возможностей. Только это позволяет их постепенно расширять… Есть такой анекдот про врачей: «Чем врач отличается от Бога? Бог не думает, что он врач…».

Анастасия Григорьева

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. ПРОКОНСУЛЬТИРУЙТЕСЬ СО СПЕЦИАЛИСТОМ

Поддержи ЖВ

Каждый материал выходит в свет благодаря вам, жуковчанам, которым небезразлично, что происходит в городе, и которым нужна журналистика, а не пропаганда. Это наш с вами совместный проект, который мы будем делать для города и горожан, во…

Подробнее о поддержке можно прочитать тут