Это сладкое слово «Камчатка»

356

Ну, здравствуй, мой любимый город. Сойдя с поезда, я вдохнул морозный воздух Санкт-Петербурга. Будто никуда и не уезжал из Москвы. Вокзалы как близнецы, похожи друг на друга. Осознание, что все-таки я в Питере, пришло, когда вышел из упругих дверей вокзала. Чуть менее 4-х часов на «Сапсане», и ты переносишься из Москвы в северную столицу. Зимой я в этом городе впервые. Раньше ездил только в теплые месяцы. Всегда радовали посещения Петергофа, Выборга и неспешные гуляния по старым улочкам города. А тут 25 января. Сомневался. Боялся, что город разочарует своим холодным приемом. Но был повод. 27 января назначено мое выступление в клубе «Камчатка».


Клуб находится в центре Санкт-Петербурга на Петроградской стороне. Это легендарное место — музей, клуб-кафе «Камчатка», там находилась котельная, в которой кочегаром работал рок-музыкант, основатель и лидер рок-группы «Кино» Виктор Цой. Сейчас здесь выступают рок-группы.


Летом 1986 года работавший в кочегарке на улице Блохина, 15 Анатолий Соколков решил взять на работу своих людей, поскольку ему надоело работать с пьющими истопниками. Так в котельную пришли сначала Сергей Фирсов, затем Виктор Цой и художник Олег Котельников, а позже — музыкант Александр Башлачев.
Котельная находилась в полуподвале этого дома и отапливала общежитие. Работа кочегаров была тяжелая, и работали они сутки через трое. Виктора Цоя устраивала такая работа — времени хватало на творчество и советская власть не считала его тунеядцем. В гости в кочегарку приходили Борис Гребенщиков и Александр Башлачев, Сергей Курехин и Юрий Шевчук. Здесь Виктор Цой написал многие известные песни, и котельная была местом неофициальных концертов.
Цой уволился в конце 1988 года, когда звездный статус позволял не опасаться за привлечение по статье «тунеядство», да и гонорары за концерты перестали быть символическими. 15 августа 1990 года музыкант погиб в автомобильной катастрофе, и уже через два года весь музыкальный состав покинул котельную и работать в ней стали обычные истопники. В 1999 году отопление дома подключили к другой более мощной котельной и кочегарка стала не нужна.
Котельную забросили — котлы ржавели, трубы текли и вода стояла по колено. Тогда художник и бизнесмен Алексей Сергеенко с друзьями взялся восстановить историческое место. Котлы убрали и получился зал, в котором установили небольшую сцену, а угольную превратили в бар. Постепенно была собрана экспозиция, в нее вошли пластинки и афиши, дипломы группы «Кино» и фотографии. Один из самых ценных экспонатов — 12- струнная гитара музыканта, подаренная женой музыканта Марьяной и хранящаяся под стеклом в отдельной нише. В 2003 году здесь состоялся первый концерт, и это событие было встречено бурным восторгом поклонников рок-музыки.
Точно никто не знает, почему котельную назвали «Камчаткой». Одноименная песня была написана в 1983 году, еще до прихода музыканта на улицу Блохина.
Этим же именем музыкант стал называть и кочегарку на Петроградской стороне. По одной из версий, во дворе той котельной часто прорывало трубу, и из нее постоянно текла теплая вода. Ну, чем не гейзер и чем не Камчатка!
Ежегодно ко дню рождения Виктора Цоя 21 июня проводятся музыкальные фестивали, а 15 августа проходит день памяти музыканта.
Фактически почти ежедневно в клубе играют музыканты любого формата. Чтобы выступить там, надо подать заявку за несколько месяцев. Я неоднократно бывал в нем, но даже не думал, что судьба подарит мне шанс на выступление в этом рок-клубе. Меня позвал выступить мой друг Олег Вдовин, который ехал туда со своим концертом. Времени для выступления дается не менее двух часов и чтобы программу выступления сделать более насыщенной Олег пригласил меня со своими песнями. Первое отделение концерта начинал Олег, второе отделения мы (группа «Аватарс») и как эпилог Олег заканчивал своими песнями. Причем в процессе всего выступления я подыгрывал Олегу на губной гармошке. Было просто блестяще.
Звук в этом подвальном помещении просто на удивление выстроен замечательно. Подвешенные к потолку большие колонки, оказались подарком от группы «Аквариум».
Сам концерт совпал с годовщиной освобождения Ленинграда от блокады. На Невском и Дворцовой площади велись приготовления к празднованию. Позже, по телевидению, я увидел тех, кого диктор назвал ветеранами блокады. На вид им не более 60-65 лет. Каким образом они стали блокадниками в богатых шубах и модных головных уборах, я не знаю. Зато видел настоящих блокадниц, старушек в скромных и опрятных одеждах, скользящих по нечищеным тротуарам. В их глазах я видел свет и печаль. Если с ними заговорить, то они с большим воодушевлением готовы поделиться своим мнением… Но боюсь, что многим оно не понравится. Их мнение противоречит мнениям говорящих с центральных каналов телевидения. Они не называют эту годовщину праздником. Это скорбь, это соболезнование, это надрыв душевный, но не чувство праздника. Впервые я сам это ощутил… Мы за праздниками забыли такие чувства как сострадание. Город поэтов и музыкантов, город печали и холодных ветров, очень комфортен для очищения себя от московских «тараканов» в своей голове. Каждый раз, после посещения города Петра, много пишется стихов и песен. Много общался с другими горожанами. Все ругают ЖКХ и другие властные структуры… Но все это не мешает городу жить в своей ауре, быть гостеприимным, и проявлять теплый прием в самые холодные дни.
Все становится не важным, когда заходишь в уютное кафе, а их в центре нереально много. Каждое кафе сделано с каким-то особым вкусом и смыслом. Вот «Толстый фраер» на ремонте, рядом паб с прекрасным пивом, чуть поодаль Угрюмочная… Вереница кафе с изящными названиями и приветливым персоналом… По замерзшим водам Фонтанки гуляют школьная группа и рыбачки в тяжелых валенках. С крыш, по которым летом я с семьей гулял, испытывая восторг, висят тяжеленные глыбы льда. Ищут свои цели. Иду по Литейному, ныряю в проулок и выхожу к дому, где жила А.Ахматова. Вот она, коммуналка на втором этаже во флигеле. Кухня с тазиками. Деревянные комоды большого размера. Старое круглое радио вещает новости голосом Левитана, и комната Ахматовой. Никакой роскоши. На первом этаже воспроизведен кабинет Бродского. Он не жил именно в этой комнате. Его комната была на Литейном в другом доме, но сейчас там живут люди. Поэтому, в память о нобелевском лауреате восстановили его кабинет в доме Ахматовой.
Есть еще одно сокровенное место, которое раз посетив, я посещаю постоянно,
когда попадаю в город на Неве. Это дом, где жил и умер А.С.Пушкин. На берегу Мойки, недалеко от Дворцовой площади. Будто проносишься через время к Пушкину и переживаешь его последние дни вместе с его близкими. Музей сохранил много оригинальных бесценных вещей как самого поэта, так и его семьи.
Ночь. Иду по Невскому. Несмотря на то, что на часах почти полночь, улица полна народа. Работают круглосуточные кафе. Поворачиваю в улочку и нос к носу сталкиваюсь с мордой лошади. Еще через 10 метров меня зазывает в стриптиз-бар полунагая девушка, находясь за стеклянной витриной. Это не Москва. Иногда кажется, что это и не Россия. Удивительный город. В нем есть поток свободного мышления и отсутствие творческих рамок. Для творческих людей — это остров вдохновения.
Чтобы окунуться в историю города, люблю снимать квартиры в центре. Не отели и гостиницы, а квартиры. Парадные в старых домах помнят всех постояльцев. Кажется, что вот-вот столкнешься нос к носу с Крыловым, Гоголем… Да разве всех перечислишь!
Поэтому, несмотря на погоду и время года, если вас загрызла московская и другая среднерусская тоска или от вас улетела муза, поезжайте без сожаления в этот замечательный город. Это — Питер, детка.

Александр Кривохижин