«Для меня — это невероятной красоты музыка...» — Жуковские ВЕСТИ
Логин:   Пароль:
«Для меня — это невероятной красоты музыка...»

«Для меня — это невероятной красоты музыка...»

Дмитрий Луцив выступил в Жуковском с сольным концертом музыки барокко

4 апреля в Доме ученых ЦАГИ с большим успехом прошел третий концерт II Международного фестиваля старинной музыки «Роза барокко», в котором автор идеи проведения фестиваля и его организатор лауреат Всероссийского и Международного конкурсов, лауреат Президентского гранта Дмитрий Луцив (фортепиано) представил публике как редко звучащие в России произведения, так и известные сочинения в своей трактовке. В первом отделении он исполнил два сочинения Джироламо Фрескобальди (1583-1644) из цикла «Цветы музыки» и шесть сонат Доменико Скарлатти (1685-1757), а во втором отделении звучал только Иоган Себастьян Бах (1685-1750): Органная токката и Фуга ре-минор, три хоральные прелюдии и Чакона.

«Дар сценической убедительности, философская глубина, артистизм, и высокая энергетичность исполнения — таков творческий портрет Дмитрия Луцива на фоне современного пианистического ландшафта. Даже очень популярные произведения звучат у него свежо и ярко, а редко исполняемую музыку он умеет преподнести так, что у публики остается восторженное чувство чудесного открытия», - эти слова музыкального критика полностью соответствуют атмосфере и состоянию исполнителя и слушателей прошедшего концерта.

- «Сегодня получился великолепный концерт, - корреспондент ЖВ добавил свой комплимент к восторженным отзывам публики и спросил Дмитрия: Такое впечатление, что музыка барокко заняла в вашем творчестве очень большое место. Как это получилось?»

- На самом деле, так оно и есть. Когда мы с коллегами придумали проводить этот фестиваль, то поначалу мне нужно было своим энтузиазмом и своей работоспособностью всех окружающих как-то заражать, чтобы задуманное реализовалось и воплотилось в жизнь. Поэтому я, естественно, может даже не всегда того желая, участвовал почти во всех программах. Так на прошлом фестивале из четырех программ в трех я участвовал либо в качестве солиста, либо в качестве концертмейстера, либо в качестве солиста с оркестром. Это был такой пробный шар, из которого я на самом деле не знал, что дальше будет. Но мне просто очень хотелось, чтобы эта невероятной красоты музыка, хотите называйте ее божественной, хотите — просто прекрасной, каждый пусть понимает по-своему, но это тот источник, к которому нужно припадать, чтобы очиститься, как к камертону. Дальше можно опять слушать любую музыку, но уже с этим ощущением чистоты, силы, высоты в душе, в ушах, в разуме. Уже можно опять слушать другую музыку, но как бы уже очищенным от всяких наслоений. То есть опять выстроить камертон.

И когда мы рассуждали о результатах первого фестиваля c руководителями Дома ученых, а это кладезь профессионализма, помощи и доброжелательности, и решили делать второй фестиваль, то оказалось, что 1,5 года на подготовку такого фестиваля это совсем мало. Я думал, что сокращу долю своего участия в фестивале, но фестиваль большой, участников много и это всегда чревато поездками на гастроли, болезнями участников и другими причинами, из-за которых у меня опять довольно большая нагрузка. Потому подготовка фестиваля заняла, практически все время этих полутора лет. И сейчас я действительно занимаюсь, практически, только барочной музыкой, о чем совершенно не жалею, потому что можно сыграть, например, всего Шопена или всего Рахманинова, но сыграть всю барочную музыку совершенно невозможно, потому что там есть масса неигранных вещей. Я почти уверен, что сочинения Джироламо Фрескобальди, не буду говорить, что это первое их исполнение в России, но то, что они предельно редко звучат в России, в этом я абсолютно уверен. А мне очень хотелось показать эту музыку. И самое большое вознаграждение от публики, когда прозвучавшая музыка провоцирует людей на то, что они стали больше внимания обращать на нее, стали чаще ходить на концерты и на наши, в том числе. Так, спустившись к администраторам Дома ученых, было очень приятно обнаружить, что из их компьютера звучит орган. «Вы для нас открыли Фрискобальди, - сказали мне они, - и мы теперь его слушаем и наслаждаемся».

- Я как раз и хотел спросить у вас, как обновилась программа фестиваля, появились ли новые авторы?

- Конечно, и новые авторы, и новые вещи даже у известных авторов. К примеру, еще не все наследие Вивальди найдено, по его каталогам у него гораздо больше сочинено, чем то, что известно. Еще в неких библиотеках каких-то монастырей его вещи ждут своих открывателей. А что говорить об именах малоизвестных авторах. В России мы знаем Верстовского, Алябьева, Черепнина, Даргомыжского, Кюи, а на Западе эти имена известны мало. Но можно себе представить, какое количество известных имен в Италии, начиная с XII-XIV в.в., о которых мы, по понятным причинам, не знаем. Тем не менее, честь и хвала тем русским музыкантам, которые пропагандируют малоизвестную русскую музыку на Западе, и я надеюсь, что мое вхождение в музыкальную орбиту с этими новыми именами и новыми произведениями, тоже не самая плохая вещь.

- Как вы пришли к барочной музыке, как ею увлеклись?

- Конечно, пианисты изучают барочную музыку с детства, играют Баха, изучают полифонию, историю музыки, но, очевидно, для меня сошлись звездочки. Мою супругу, певицу Ольгу Терновскую-Луцив довольно часто приглашали на исполнение старинной вокальной оперной музыки, и в этой атмосфере я тоже варился. Потом, наверное, действительно у музыкантов наметилась такая тенденция, что количество шедевров XIX-XX вв. ограничено и уже многократно использовано. И музыканты ищут чего-то нового, но столь же высокого качества сочинений, а старинная музыка — это те самые залежи.

- Скажите, у вас есть ощущение, что ваше творчество - это некая миссия?

- Ну, миссия — это слишком громкое слово, но иногда я слышу, что о моем творчестве говорят как о какой-то просветительской деятельности. Наверно, какая-то жадность во мне присутствует, жадность побольше сыграть, жадность побольше вынести на сцену новых произведений, в том числе, и известных, но по-своему понятых и прочитанных. И конечно, кроме жадности сыграть эту музыку, есть еще огромное желание показать эти замечательные произведения публике, и то, что мне пришло, что я понял, а также желание найденным поделиться, потому что хранить его в себе — это замечательно, но путь скупого рыцаря — не мой путь.

Фото автора










Реклама

Последнее обновление: 21.09.2018, 12:32

Гусев выиграл первенство Подмосковья

рубрика: Спорт