Первый стратегический — Жуковские ВЕСТИ
Логин:   Пароль:

Общество

РАНЕЕ В РУБРИКЕ

ALEX_IMPL_2018.gif

Натяжные полотки SIMPLE

attik.jpg

Ю_ЛАЙФ.jpg

zhv_sold_4500.jpg

боковой_весна.gif


zhv_sold_2500.jpg

kadri_reklama.gif 









Первый стратегический

Первый стратегический

65 лет назад состоялся первый полет М-4 – самолета, начало которому положил А.Н.Туполев

В марте 1951 года Андрей Николаевич Туполев был вызван в Кремль... Сохранился  его рассказ о визите.
 «Сталин был мрачен.
— Почему Вы, товарищ Туполев, отказываетесь выполнить задание Правительства — построить крайне нужный нам межконтинентальный реактивный бомбардировщик?
Я разъяснил, что по нашим очень внимательным расчетам с существующими двигателями сделать это невозможно — слишком велик расход топлива. Сталин подошел к столу, приоткрыл папку, достал оттуда лист бумаги, посмотрел его и сунул обратно.
— А вот другой конструктор берется создать такую машину. Почему же у него получается, товарищ Туполев, а у Вас нет? Странно.
Немного повременив, видимо, оценивая мою реакцию, хотя я молчал, продолжил:
— Я думаю, что нам под силу создать этому конструктору не худшие, чем у Вас, условия для деятельности. Так мы, вероятно, и поступим.
И отпустил меня кивком головы. Я понял, что он остался крайне недовольным...».
«Другим» был Владимир Михайлович Мясищев, начинавший когда-то свой конструкторский путь под руководством Андрея Николаевича, а в эти годы уволенный из авиационной промышленности и работавший преподавателем в МАИ. Опальный Главный конструктор, генерал-майор, бывший политзаключенный, реабилитированный только в 1955 году, становится 24 марта 1951 года в соответствии с Постановлением ЦК ВКП(б) и Совмина СССР руководителем созданного для него в Филях Государственного Союзного ОКБ-23 и получает «карт-бланш» на набор специалистов из любых организаций.
Попробуем оценить ситуацию в авиационной промышленности различных стран с появлением реактивных двигателей и атомной бомбы. Советская разведка еще в 1944 году доносила: в США идет разработка реактивного дальнего бомбардировщика, носителя атомного оружия. Мы же свою бомбу испытали только 29 августа 1949 года, в США это произошло 16 июня 1945 года. К началу 50-х годов СССР оказался окруженным НАТОвскими, в основном, американскими, военными базами, самолеты с аэродромов этих баз могли нанести ядерный удар практически по любой точке страны. Потому СССР надо было торопиться с созданием своего носителя.
Если у нас к 1951 году основным носителем атомного оружия мог быть лишь устаревший еще до приписки к строевым частям Ту-4 (с дальностью полета 5000 км), то за рубежом создавалась целая плеяда больших стратегических бомбардировщиков — это, в первую очередь, американские тяжелые самолеты, развитие семейства Б-29 «Суперфортресс»: 
ХБ-46, 47, 48, 49 и, наконец, ХБ-52, затем английские самолеты класса V: «Вулкан», «Виктор» и «Велиэнт» (с дальностью 6000-7000 км).

ВММясищев.jpg
В.М.Мясищев

Работая с 1946 года в МАИ, профессор Мясищев с небольшим коллективом единомышленников и студентов проанализировал и отработал идеологию «изделия 25» — тяжелого стратегического бомбардировщика весом под 180 тонн. Надо отдать должное ЦАГИ, помимо экспериментальных исследований институт выдавал и рекомендации. Именно этот проект (скорее, инженерная записка) попал к И.Сталину. Советское руководство вынуждено было всерьез рассматривать возможность войны с США. Туполевское ОКБ-156 сделало ставку на турбовинтовые двигатели — результатом чего стал стратегический Ту-95. Необходимо отметить, что дальний бомбардировщик 
Ту-95 стоит на вооружении и в наше время, а мясищевские самолеты попали под договор между СССР и США по Ограничению стратегических наступательных вооружений (ОСНВ-2)
и в конце ХХ века все были уничтожены. Почему? Ответ прост. Стратегические бомбардировщики В.М. Мясищева, улучшавшиеся от серии к серии, представляли большую угрозу, и по настоянию американцев, и по нашему недомыслию были вписаны в этот договор.
Какие же конкретные сроки были поставлены В.М. Мясищеву? В постановлении этот срок был четко прописан: декабрь 1952 года — предъявление на летные испытания первого экземпляра самолета, способного доставлять на расстояние до 12000 км при высоте полета 13-16 км со скоростью 850-900 км/ч бомбы калибром от 3000 до 9000 кг. Сроки по нынешним меркам совершенно неприемлемые. Но в начале 50-х годов прошлого столетия сроки определялись по меркам самолетов с поршневыми двигателями, малой полетной скоростью, в разы меньшим взлетным весом, использованием в конструкции дерева, фанеры и т.п. Теперь же срок создания самолета до первого вылета составляет 7-10 лет.
По воспоминаниям Я.Б.Нодельмана, переведенного по просьбе Мясищева из ОКБ Туполева, в первый день прихода к Мясищеву в апреле он проработал до 11 ночи, а через день остался в ОКБ ночевать на раскладушке. И это стало нормой. Впереди были цель и идея, которые подвигали людей на подобный труд. Да и люди были иные, послевоенные. Они умели отдавать себя целиком родной стране. Дух фронта и преданности порученному делу жил в их сердцах. Стратегический самолет в ОКБ вскоре получает имя М-4. По Москве-реке его переправляют к причалу ЛИиДБ ОКБ-23 в Жуковском.
После того, как летно-технические службы «облизали» новую машину и отработали программу рулежек и пробежек, 27 декабря 1952 года получено разрешение на первый вылет. Мясищев устанавливает дату первого вылета: 20 января 1953 года. Утверждается экипаж опытного самолета: командир корабля Ф.Ф. Опадчий; второй пилот А.Н. Грацианский; штурман А.И. Памазунов; бортинженер Г.А. Нефедов; бортрадист И.И. Рыхлов; ведущий инженер А.И. Никонов; ведущий инженер И.Н. Квитко.
Первый полет продолжался около 20 мин. Через два дня, 23-го, состоялся второй полет, он длился уже 1 час 8 мин. Уборку шасси произвели в третьем полете 25 января, продолжавшемся 1 час 25 мин.
Уже 1 мая 1954 года стратегический М-4 в сопровождении 4-х реактивных истребителей возглавил воздушный парад над Красной площадью. Отдадим должное пилоту, пролетевшему над Красной площадью, это был полковник А.В. Сарыгин, историки авиации редко вспоминают это имя. Да, 22 месяца для создания подобного бомбардировщика срок очень маленький, да к тому же подобный бомбардировщик страна создавала впервые. Мясищев и весь коллектив ОКБ-23 знали, что придется многое в самолете доводить в процессе испытаний и, очевидно, эксплуатации. Но другого пути не было, и все это понимали.
Американские журналисты Д. Пирсон и Д. Андерсен в книге «США — второразрядная держава?» писали: «1 мая 1954 года американский военный атташе стоял на Красной площади, наблюдая обычную майскую демонстрацию русской военной мощи. Реактивный гигант прогремел над крышами домов Москвы на высоте всего лишь 250 футов. Этот бомбардировщик был столь громаден, что его тень буквально покрыла Красную площадь». Американские наблюдатели быстро заметили, что его четыре двигателя были, по-видимому, больше, чем те, которые они видели у себя дома, и что этот тяжелый самолет легко шел в строю с эскадрильей реактивных истребителей.
Первой реакцией Пентагона на это сообщение была попытка замолчать и преуменьшить достижения советского авиастроения. Министр обороны Ч. Вильсон поторопился и назвал советский бомбардировщик «сделанным на коленке».
Пирсон и Андерсен продолжают: «Но прошел год, и снова Кремль запустил в небо свои бомбардировщики. К этому времени у единственного бомбардировщика, взлетевшего 1 мая, была уже целая компания — еще 18 больших военных самолетов. Из них 12 имели обычные опознавательные знаки красных военно-воздушных сил, 6 — не имели опознавательных знаков, они, по-видимому, были прямо с завода и не были еще приписаны к боевым подразделениям. Каждый щеголял зловещей выпуклостью под фюзеляжем, которую специалисты определили как специальный отсек для водородной бомбы».
Кстати, стратегические бомбардировщики В-52 «Стратофортресс» талантливого конструктора Кларенса Джонсона стали поступать на вооружение стратегической авиации США лишь в 1955 году, а работы над его созданием начались в далеком 1946 году!
Авиаконструктор В.М. Мясищев (1902-1978) сумел обогнать Его Величество время.

С.Г.Смирнов









Реклама