Апофеоз ручного управления. Про отсутствие горячей воды в Жуковском написали президенту.

819

Как жуковские пенсионеры просили Путина включить горячую воду, которой у них нет уже три месяца

 «Я даже не знаю, что делать и как ко всему этому относиться, мы всегда гордились своей страной, а сейчас просто стыдно», – делится своими ощущениями пожилая жуковчанка Лариса Васильевна. Она пришла в ЖВ за советом и рассказала удивительную историю, которая показывает, как государство заботится о человеке, и чего стоит все это ручное управление.

Дом 17 по ул. Гарнаева, как и еще более 300 жуковских домов в августе 2018 года перешел под чуткое внешнее управление ООО «Теплоцентраль-ЖКХ» в лице Максима Блохина. Не сказать, что все годы управления крупнейшей управляющей компании жители были довольны и счастливы, но как говорит Лариса Викторовна, «всегда удавалось договориться о срочных работах в случае аварийной ситуации». Для привыкших затянуть пояса, потерпеть в поддержку партии и правительства людей, это уже было хорошо.  Новое руководство, которое залихватски закатило в город под предлогом оздоровления «Теплоцентрали-ЖКХ», по всей вероятности, исповедует новый подход к оказанию услуг населению: главное оплата, а содержание – дело наживное. Результаты жильцы Гарнаева, 17, заметили достаточно быстро: так как своевременно не был проведен текущий ремонт бойлера, он вышел из строя, и с ноября дом остался без горячей воды. Поискав правды в управляющей компании с известным результатом, жильцы записались на прием к главе города Юрию Прохорову. 12 декабря они рассказали градоначальнику, что инженер ЖЭУ № 1 проинформировала об отсутствии указаний от руководства на ремонт бойлера, а также и то, что само руководство от контакта с жителями уклоняется. Юрий Прохоров поручил присутствующему на приеме представителю «Теплоцентрали-ЖКХ» Анатолию Сорокину сделать все, чтобы до 25 декабря горячая вода из кранов жителей дома пошла. Видимо, при этом администрация города дернула за какой-то неведомый жителям рычажок, колесики закрутились, но как-то быстро весь механизм опять затарахтел. Дело в том, что у многих жителей дома горячая вода перед Новым годом все-таки появилась, однако один из стояков по-прежнему не работал, и жители 9 квартир в 21 веке так и не получили новогодний подарок в виде горячей воды из крана. Причем подарок ими же оплаченный.

21 января 2019 года жители отправили повторное письмо главе города Юрию Прохорову с просьбой подкрутить рычажок, так как ручное управление сработала не на 100 процентов. Ну и чтобы два раза не вставать, проинформировали о том, что в одном из подъездов так и не выполнили запланированный в 2018 году текущий ремонт. С таким же письмом инициативная группа сходила на личный прием к прокурору.  Прокуратура ответила достаточно оперативно: обращение направлено для рассмотрения в Госжилинспекцию Московской области. От администрации ответ еще не поступил, как и не потекла из крана горячая вода.

При этом слесарь «Теплоцентрали-ЖКХ», который в отличие от руководства, от бесед не уклонялся, рассказал, что деньги на материалы не выделяет, поэтому он ничего сделать не может.

Когда период отключения горячей воды перевалил за три месяца, что в зимний период ощущалось намного острее, пенсионеры трех квартир, находившись по инстанциям, перешли к решительным действиям. Взяли, да и отправили телеграмму с уведомлением: «Москва. Кремль. Президенту РФ В.В. Путину. Три месяца отсутствует горячая вода и не работает полотенцесушитель по стояку. С уважением…»

Горячую воду, правда, пока так и не включили, но ответ из Администрации президента пришел уже через два дня. «Для обеспечения получения Вами ответа по существу поставленного Вами вопроса Ваше обращение направлено в Правительство Московской области», – сообщили пенсионерам от имени президента.

На девятнадцатом году стабильности и ручного управления включить горячую воду в многоквартирном доме не может «вся королевская рать». А  пенсионеры, которые три месяца исправно оплачивали не дошедшую до них горячую воду, связывают решение вопроса с полотенцесушителем исключительно с Кремлем. Это уже даже не диагноз, а эпитафия всей системе государственного управления.