Давайте поиграем в имена

780

«Надеюсь на понимание», – снизошел президент. «Вы тут держитесь», – сказал премьер. И  все поняли,  режим затягивания поясов – это все, что власть может предложить своему народу. Денег в стране  стало меньше: какие пенсии, едва  хватает на  спасение  Дерипаски, «хотелки»  Кадырова  и братскую помощь народу  Венесуэлы.  Народ, конечно, обиделся  и затаил злобу, но  дальше  петиций царю-батюшке  идти не решился. Есть подозрение, что власть не очень рассчитывала на такое смирение, а потому  придумала  для подданных  незатейливую  забаву:  всеобщее голосование по переименованию аэропортов. И название придумала духоподъемное  «Великие имена России».  Кремлевские политтехнологи, вероятно, считали, что укушенный великодержавностью российский обыватель  забудет о пенсиях, налогах и прочих печалях, тряхнет «стариной» и бросится  проявлять гражданскую активность в столь безопасной для  правящего режима форме. По всей стране закипела работа:  общественные палаты инициировали дискуссии,  телеканалы наполнились  соответствующим содержанием, а  почуявшие запах денег пиарщики  стали  «набрасывать на вентилятор»  разные варианты имен.

И только народ отнесся ко всей этой затее, мягко говоря, индифферентно  или с некоторой  долей   протеста. Популярность стали набирать  имена  героев андеграунда Шнура и Летова вместо Пулкова и  Омска, а в Екатеринбурге граждане стали собирать  подписи за сохранение старого названия аэропорта “Кольцово”. Забавная история случилась в Калининграде, когда набирающее популярность имя философа  Иммануила Канта  спровоцировало на публичное откровение  командующего Балтийским флотом вице-адмирала Мухаметшина.  По его мнению, Кант был предателем  и «писал непонятные книги».  Спич бравого вице-адмирала просто взорвал интернет и стал гораздо большим событием, чем сама история с переименованием аэропорта “Храброво”.

Так или иначе,  плебисцит  с названием «Великие имена» закончился тем, что и все выборы в Российской Федерации. Голосование проходило на специальном сайте, прозрачность которого вовсе не гарантирована. Кроме того,  на последнем этапе организаторы вдруг сообщили,  что в результаты войдут данные соцопросов пассажиров в аэропортах. Речь идет о  неких бумажных анкетах без информации о том, как они обрабатывались. Ну, и конечно,  в  лонг-лист голосования  попали только имена тщательно  выверенных соотечественников. То есть, никакого  Летова, никакого  Шнура.  И, само собой разумеется, Канта. Все, как на выборах губернаторов, с муниципальными  фильтрами и  максимально предсказуемым результатом.  «Смысла мало, денег потрачено много, результат определили без нас. Зато в телевизоре все будут страшно довольны», – подвел итог  журналист Дмитрий Колезев.

Собственно, в этом и был смысл. Мыльная опера для  народа  закончилась,  дальше пойдут анекдоты и мемы. Аэропорт Шереметьево, получивший имя Пушкина, народ  уже  окрестил Шерепушкиным. А в интернете  гуляет анекдот: «В ближайшее время ожидается отречение Николая II от аэропорта в его честь».  Кроме того, в  сети Фейсбук  набирает обороты новая, исключительно народная идея с именами. Причем, гораздо более актуальная, чем  присвоение аэропорту Домодедово имени Ломоносова.  Один из пользователей  сети предложил  назвать мусорные полигоны  России именами «выдающихся»  идиотов  современности.