Две «круглые» даты Николая Коровкина

222
SONY DSC

Николай Константинович Коровкин 4 ноября 2018 г. принимал поздравления с 70-летием, а 5 июля он отмечал 25-летие своего второго рождения

Николай родился в 1948 г. в Томилино, окончил там 4 класса. В 1958 г. отец, сотрудник ЦАГИ, получил квартиру в Жуковском и семья переехала на Нижегородскую, а Коля пошел в школу № 5. Получив аттестат, он поступил в ЖАТ на вечернее отделение, и одновременно на работу на летно-испытательную базу Туполева. Военкомат не дал ему окончить ЖАТ и отправил в армию. Служил два года в ракетных войсках стратегического назначения, обслуживал шахты. Ракетная площадка была обнесена колючкой с напряжением 10 Кв. За два года он дважды побывал дома, и после службы домой не поспешил – поехал на Камчатку, где год плотником рубил избушки, однажды зимой на речке провалился под лед, но даже не простыл. Вернулся в Жуковский, заработанных денег хватило на мотоцикл. Николай завершил учебу в техникуме и продолжил работу у Туполева. Затем перешел на аналогичную базу Ильюшина и решил получить высшее образование. Он заочно окончил Ленинградский авиационный институт приборостроения, а также инженерное отделение Школы летчиков-испытателей и перешел на летную работу. Участвовал в проведении летных испытаниях самолетов Ил-62, Ил-76, а также опытного Ил-114, в полете на котором 5 июля 1993 г. он едва не лишился жизни. О катастрофе рассказывать не любит, но ее историю, которой исполнилось 25 лет, напомнить стоит.

Это был второй опытный самолет Ил-114 № RA-54001, выпущенный в 1991г. и совершивший уже 154 испытательных полета. В этот день экипаж должен был выполнить серию из пяти коротких полетов, продолжительностью около семи минут каждый, по программе определения шумов на местности. На первый из серии полет самолет начал выруливать в 11.53, а через 5 минут начал разбег, и руководитель полетов отметил большую, чем обычно длину разбега. Самолет взлетел с прогрессирующим креном и увеличением угла атаки до кабрирования и, набрав высоту около 45 метров, резко пошел на снижение и упал за территорией ЛИИ, в 400 м от порога ВПП. На месте падения возник пожар, потушенный прибывшими буквально через несколько минут пожарными, которые вытащили из-под обломков самолета раненых и погибших. От начала разбега до падения самолета прошло немногим более двух минут. Последующее заключение Госкомиссии по расследованию причин происшествия гласило: «Катастрофа самолета произошла из-за отказа в электронной части системы управления воздушным винтом правого двигателя». Николай работал с КЗА, стойки с которой находилась в хвосте самолета. «Я много летал, – сказал он, – но так летать не приходилось. Самолет практически перевернулся, упал колесами вверх, ударился кабиной, она отлетела, а остальное загорелось. Осциллограф весом 25 кг оторвался и переломал мне ноги. В таком состоянии я выбрался из самолета и откатился в сторону, а основной огонь был в районе центроплана. Быстро прилетел вертолет и забрал нас».

В результате катастрофы погибли семь человек, а командир экипажа А.М.Котельников и экспериментатор Н.К. Коровкин в тяжелом состоянии были доставлены в больницу, долго лечились, выздоровели. Николай вернулся на работу, прошел комиссию и еще долго летал, в основном на самолетах Ил-76, уже в качестве ведущего инженера по летным испытания. Потом перешел на базу Яковлева и принимал участие в проведении испытаний самолета Як-130. На пенсию ушел в начале «нулевых», получает общегражданскую, и живет, периодически меняя работу. По характеру Николай не публичный человек, не любит большие компании и 70-летие отметил в семейном кругу с сыном и снохой, а поздравления принимал по телефону.